«Мулла», оставляющий надежду

«Добро всегда побеждает зло». Этими словами резюмируется практически любая сказка, будь она плодом народного творчества или принадлежит перу конкретного автора. Жизнь, увы, не сказка, и очень часто финал реальных историй прямо противоположен финалу сказочных. В фильме «Мулла», показ которого состоялся в рамках нынешнего Казанского международного фестиваля мусульманского кино, финал открытый: есть надежда, что все изменится к лучшему, но нет никаких гарантий, что это произойдет.

546

Фильм снят по мотивам одноименной пьесы Туфана Миннуллина, написанной в 2006 г. Фабула произведения проста: молодой священнослужитель приезжает в глухую татарскую деревню, словно закапсулированную в самой себе, где порок множится на порок, а добродетель настолько редка, что почти незаметна. Асфандияр, которого по сюжету привозит в село и «назначает» муллой его богатый покровитель, становится живым воплощением христианского (как, впрочем, и любой другой веры) постулата «Вера без дел мертва». Проповедь Асфандияра — это не слова, а личный пример. Кого-то, как, например, бывшего афганца, а ныне предпринимателя, держащего в страхе всю деревню, удается убедить жить в соответствии с заповедями Бога, кого-то, увы, нет.

В финальной сцене фильма, где Асфандияр лежит на постели в белых одеждах, и зритель еще не понял, жив он или уже нет, заложен глубокий смысл: душа муллы словно мечется между двумя мирами. Сделать выбор в пользу этого света ей помогают звуки молитвы, творимой в деревенской мечети маленьким мальчиком. Его голос в фильме становится символом веры, которой подвластно все. Правда, чтобы из слабого ростка она превратилась в мощное дерево, одних только детских рук окажется недостаточно. Именно поэтому, на наш взгляд, создатели фильма оставили Асфандияра в живых (отметим, первоисточник не дает нам прямого ответа, убили муллу или все-таки
только ранили, в то время как, например, в спектакле Бикчантаева финал однозначно трагичен). Это не примитивное стремление к хеппи-энду — это желание оставить зрителю надежду.