Гёте: «Нам всем в исламе жить и умирать»

Уже в 23-летнем возрасте Гете впервые прочел Коран в латинском переводе, впоследствии он изучал арабский и некоторые суры смог прочитать в оригинале.

«Стиль Корана, — писал он, — высокий, строгий, грозный, местами возвышающийся до истины».

612

В 2019 году исполнилось 270 лет со дня рождения Иоганна Вольфганга Гёте — выдающегося немецкого писателя, мыслителя, философа, ученого-естествоиспытателя, человека универсальных талантов, которого знает весь мир. Произведения Гёте, в особенности трагедия «Фауст», признаны шедеврами немецкой и мировой литературы.

Выдающаяся роль Гёте в культуре и философии Германии общепризнана. Гете единодушно признается гением и одним из величайших мастеров немецкой и мировой литературы. Кроме того, он был одним из самых одаренных и высокообразованных людей XVIII столетия. Творчество Гете охватывает сферы поэзии, драматургии, литературы, теологии, философии и науки. По словам немецкого писателя и критика Фридриха Шлёгеля:

«…поэзия Гёте — утренняя заря истинного искусства и чистой красоты… Философское содержание, характерная правда его поздних произведений может быть сравнима только с неисчерпаемым богатством Шекспира».

Кроме того, Гёте создал одно из самых фундаментальных произведений, которое когда-либо писал европеец об исламе. Цикл стихов «Западно-восточный диван», который создавался в течение пяти лет, повествует о мусульманском Востоке во всем его многообразии и переменчивости, неповторимости и загадочности. Стихи были написаны Гёте под сильным впечатлением от прочитанного Священного Корана. Его представление о мире, о смысле бытия, о соотношении человеческого и Божественного удивительным образом совпадают с исламским видением этих вопросов. Так что весь мир до сих пор спорит о религиозной принадлежности Гёте. Многие исследователи считают поэта первым мусульманином современной Европы, разбудившим в сердцах людей желание к познанию Бога и его Посланника.

Известно, что уже в 23-летнем возрасте Гете впервые прочел Коран в латинском переводе, впоследствии он изучал арабский и некоторые суры смог прочитать в оригинале. «Стиль Корана, — писал он, — высокий, строгий, грозный, местами возвышающийся до истины».

Говоря о религиозных предпочтениях Гете, можно сказать, что он не просто сделал выбор в пользу ислама, а принял его смысл, образ мышления, основы веры, в которой собирался «жить и умереть».

 

Ислам в жизни Гете — это прежде всего предопределение, в которое свято верит каждый мусульманин. Осенью 1813 года, незадолго до того, как Гете приступил к работе над «Западно-Восточным диваном», один немецкий солдат привез ему из Испании старую арабскую рукопись, содержащую последнюю, 114-ю суру «Ан-Нас» Корана. Позже Гете занимался переводом этой суры и пытался постигнуть ее смысл. Он всегда считал это событие ниспосланным ему божественным знамением.

Известно, что Гете любил читать Коран не только в минуты творческого вдохновения, но и для близких друзей. Чистота веры — вот что Гете ставил во главу угла всех рассуждений о Коране. Великий поэт требовал отказаться от гордыни, желания трактовать смысл Великой книги в угоду своим заблуждениям. Гёте не прекращал поиски новых переводов Священного Корана, которые могли бы как можно точнее передать его значение.

Гёте считал человека всецело подчинённым Божественной Воле, воле единого Творца, создавшего этот мир. Именно в безраздельном подчинении писатель находит смысл человеческого существования, называя это чувство покорности и подчинения Богу Исламом. Поэт не раз высказывал мысль о том, что в этом смысле он и сам является мусульманином.

Гете умер 22 марта 1832 года. Есть свидетельства близких, что перед самой смертью он безостановочно «рисовал» на своей груди букву «W». По одной из версий, это было слово «Аллах», которое он любил писать по-арабски.

Цитата из
«Западно-восточного дивана»:

Не чушь ли —
     все в тщеславии убогом
Суть под себя
     лишь тщатся подогнать!
Когда ислам
     и вправду послан Богом,
Нам всем в исламе жить и умирать.

В одной из частей «Дивана»
он пишет:

«Извечно ль существовал Коран?
Об том и не вопрошаю!..
Что он является Книгой книг
Считать, как мусульманин,
я обязан…»