История ислама в 19 веке в России

401

В 1810 г. рядом со Святейшим Синодом было создано на правах особого министерства Главное управление духовных дел разных (иностранных) исповеданий, под контроль которого были поставле­ны «все предметы, относящиеся к духовенству разных иностранных религий и исповеданий, исключая судных их дел».16 В 1817 г. под ру­ководством одного из наиболее доверенных лиц Александра I князя А.Н. Голицына было образовано объединенное Министерство ду­ховных дел и народного просвещения, где в рамках одного ведомст­ва оказались контроль над всеми религиями и системой учебных за­ведений империи. Новое учреждение должно было способствовать усилению борьбы с идеологическим вольнодумством, пропаганде религиозных, в первую очередь христианских ценностей. Однако благодаря традиционно-изоляционистскому подходу верхушки пра­вославного духовенства, интригам недоброжелателей, недовольству все более всесильного графа А.А. Аракчеева, возглавлявшееся кня­зем Голицыным объединенное министерство просуществовало не­долго. В 1824 г. по воле разочаровавшегося в своем первоначальном замысле Александра I оно было ликвидировано. Через восемь лет, в 1832 г. управление делами иноверцев было преобразовано в Депар­тамент духовных дел иностранных исповеданий (ДДДИИ) и вклю­чено в структуру Министерства внутренних дел, где оно находилось (за исключением короткого промежутка времени в 1880-1881 гг.) вплоть до 1917 г.»

Эпоха правления преемника Александра I — его брата Николая I была временем принятия особо значительного количества законода­тельных решений по вопросам жизни ислама и мусульман в России.

При Николае I продолжалась работа по формированию общегосу­дарственной системы мусульманских учреждений империи. В 1831 г. произошло фактическое образование Таврического магометанского духовного правления, юрисдикция которого была распространена на западные районы монархии Романовых. В годы николаевского царствования шла подготовка по созданию управлений суннитской и шиитской общинами Закавказья, реализованная позже, в 1872 г. Наконец, тогда в рамках разработки общеимперского законода­тельства был подготовлен принятый в самом начале правления им­ператора Александра II в 1857 г. первый «Устав духовных дел ино­странных исповеданий», специальный раздел которого посвящался мусульманам.18

Анализ многочисленных николаевских указов о мусульманах дает возможность выяснить отношение самодержавия к исламу во второй четверти ХГХ в., а также позволяет увидеть более общую картину по­литики российских властей от 14 декабря 1825 г. до Крымской войны. Внешний блеск гигантской империи скрывал постоянные опасения царя и его окружения по поводу возможного возникновения внутрен­них и внешних угроз, которые могли привести к «потрясению основ». Отсюда, на наш взгляд, проистекала заметная противоречивость ука­зов по исламским делам. Достаточно продуманные, действительно го­сударственные решения сочетались с указаниями недалекими и про­сто варварскими. К числу последних несомненно можно отнести указ от 13 мая 1830 г. «О неотступлении от общих правил при погребении Магометан».» Правда, известно, что в России «против плохих зако­нов есть надежное средство — их плохое исполнение». По нашему впе­чатлению, местная администрация, которой пришлось бы в случае по­пытки исполнить этот приказ царя тут же вступить в конфликт с му­сульманским населением, постаралась, насколько это было возмож­но, спустить его, что называется, «на тормозах».

Целый ряд указов Николая I был связан с событиями Кавказской войны, задачами выстраивания отношений с мусульманами Адыгеи, Дагестана и других южных районов империи, где шли постоянные военные действия.

Российское законодательство о мусульманах тех десятилетий до­статочно ярко отразило по своему неповторимую личность Николая I. Его резолюции на докладах, иногда подробные и мотивированные, иногда повелительно-краткие, по делам общего значения или по от­дельным казусам, по меткому суждению русского историка А.Е. Преснякова, были проявлением «своеобразного личного законода­тельства императора, которое носило неизбежно отрывочный и слу­чайный характер».20

При преемниках Николая I число общегосударственных указов о мусульманах заметно сократилось, основные решения теперь прини­мались внутри скрытой от постороннего наблюдателя бюрократи­ческой машины империи.