Предпринимательство у татар в XIX веке

Развитие татаро-мусульманского предпринимательства во Внутренней России было связано с объективными социально-экономическими процессами, которые протекали на территории всей Российской империи в конце  XVIII – XIX вв. В это время, наряду с сохранением и распространением феодально-крепостнических отношений, особенно в период правления Екатерины II,  происходило становление и развитие капиталистического уклада в России, сопровождавшееся значительным ростом производительных сил, общим подъемом всего хозяйства страны, формированием базы для развития промышленности и предпринимательства.

1754

В истории мусульманской общины Внутренней России татарское купечество занимает важнейшее место. Представители этого сословия внесли большой вклад в становление образованности, способствовали конфессиональному сплочению и сколотили тот самый первоначальный капитал, ставшей основой для расширения предпринимательской деятельности в период модернизационных процессов в пореформенный и последующие периоды в истории Российской империи. Необходимо отметить, что Казанская губерния выступала связующим звеном между странами Средней Азии и Центральной частью России. Торговые тракты, проходившие через губернский город, сделали его центром транзитной торговли, обусловили развитие в нем промышленных предприятий, основанных на обработке азиатского сырья. Казань была главным торгово-промышленным центром Средневолжского региона, где были сосредоточены крупные предприятия татарских коммерсантов, складские помещения и откуда расходились товары по уездным городам и сельской местности. Активнее участие в экономической жизни страны позволяло татарскому купечеству и предпринимателям обеспечить свое представительство в органах государственного управления, активно заниматься благотворительностью и меценатством.

Процессы вертикальной и горизонтальной социальной миграции активизировались после отмены крепостного права в 1861 г., которая сопровождалась расширением гражданских прав мусульманского населения. Подавшиеся в город сельские обыватели начинали активно заниматься меновой деятельностью. Данный вид деятельности позволял собрать нужный капитал и получить свидетельство купца II гильдии на розничную торговлю. Как правило, подобный переход  имел место, когда крестьянин достигал возраста 38-46 лет. Тем самым, время накопления нужного капитала занимал значительное время.

С другой стороны, опора на традиционные методы ведения дела, что было приемлемо в рамках аграрного, феодального общества, приводило к экономическому отставанию мусульманской части страны от русского населения.  Присоединение Средней Азии в 1860-е гг. к Российской империи резко сузило возможности татарских предпринимателей для дальнейшей конкуренции с православными конкурентами. Эти тенденции вызывали тревогу у представителей татарской интеллектуальной элиты, из-за чего они перешли к пересмотру ценностно-институциональной системы ислама , чтобы выработать новые основы, которые позволили бы мусульманам занять более твердые позиции в российской экономической системе, усилить процесс  накопления физического капитала и упрочить материальное положение мусульманского сообщества в условиях модернизационных процессов.

Одним из первых среди татарских богословов внимание на данную проблему обратил Абдуннасыр Курсави (1776–1812 гг.). Он признавал социально-экономическую отсталость мусульманских народов, считал, что в Коране мусульмане смогут найти путь к преодолению сложившегося положения.

Было пересмотрено положение о бедности и стремление отстраниться от земной созидательной деятельности. Так, Зия Камали (1873-1942) объявил свидетельством отхода от ислама отрешенность от земных благ суфиев и дервишей. Ссылаясь на Коран, он заявил, что Всевышний не нуждается в тех материальных лишениях, на который обрекают себя суфии, усердно молясь с целью единения с божеством. К тому же эти люди склонны жить за счет труда остальных членов общества и уклоняться от уплаты закята, что толкает и без того бедное и неустроенное мусульманское население к отсталости. Идеи того, что богатство дано по милости Господа миров, необходимости активной мирской деятельности, социального служения, овладения кораническими законами и их выполнения в повседневной жизни были теми отсутствовавшими элементами ислама, которые были усвоены татарскими предпринимателями и позволили им превратиться в активную прослойку людей.  Приложенные усилия со стороны религиозно-интеллектуальной татарской элиты дали ожидаемые результаты – татарские предприниматели совершили необходимый шаг в сторону интегрирования себя в мир капиталистического общества.

Необходимо отметить, что татарское предпринимательство в своем развитии наталкивалось на ряд серьезных проблем и представить себе этот процесс как восходящую линию нельзя, что связано как с экономическими причинами, особенно циклическим характером развития всей экономики, так и противоречиями этносоциального и политического характера. Право воздействовать на политику правительства, участвовать в выработке законов и прочие моменты протекционистского характера  принадлежало русским промышленникам и чиновникам. Татарская финансово-буржуазная элита не располагала так4ими возможностями и не являлась полновластной даже в регионах с преимущественно мусульманским населением. Например, ей не разрешалось приобретать недвижимость в Средней Азии, иметь металлургические предприятия  и т.п. Поэтому на рубеже XIX-XX вв. основные усилия татарских промышленников были приложены в Сибири, Туркестане и Казахстане.  Работавшие на рынки мусульманских регионов предприятия, были в лучшем конкурентном положении, чем в центральных губерниях России.  Причиной этого явления было, то что мусульманское население Средней Азии и Кавказа предпочитало покупать товары у своих единоверцев-татар.

Экономические интересы татарских предпринимателей были сконцентрированы не в отдельном регионе Российской империи, а были рассредоточены практически повсеместно, но не с одинаковым положительным эффектом. Поэтому татарские национальные идеологи начала ХХ в. выступали не за самоопределение нации в рамках определенной территории, а только за культурно-национальную автономию. Правда, в условиях распада российской государственности осенью 1917 г. аппетиты у представителей национальной буржуазии выросли и появились отдельные требования включения в состав будущей автономии территории южных регионов, где традиционно были сильны позиции татарских предпринимателей.

Таким образом, татарские предприниматели имели особый менталитет, связанный с тем, что представляли собой этнос, подвергавшийся социальному и конфессиональному угнетению. Боязнь несправедливых дискриминационных актов, этно-языковая ущемленность, натянутые отношения с русскими предпринимателями, вынужденность компромиссов и тактических соглашений чтобы обезопасить свои деловые достижения, страх перед экономическими и социальными кризисами, претензии на верховенство в национальном движении предопределяли расплывчатость ее интересов, которые могли проявиться в самых неожиданных формах. При этом, татарские предприниматели понимали, что их деловое процветание возможно только в условиях  монолитной Российской империи, которая представляла им рынок для приложения своих усилий на 1/6 части суши и при возможности использовала для экономического проникновения в соседние мусульманские страны – Османскую империю и Персию.

Наставления татарского просветителя Каюма Насыри:

Наставление семьдесят шестое. О сын мой, тратя деньги, помни об их источнике, пусть расход твой будет меньше прихода, тогда ты не познаешь нужды. Пусть изо дня в день кое-что из денег, оставшихся после расходов на жизнь, перепадает в копилку, и благополучие твое упрочится. Однако, став богатым, не забывай о былой нужде, когда ты говорил: «Этого на один день будет довольно». Будь так же бережлив. Кто ведет учет добру, нуждаться не будет.

Наставление восьмидесятое. Обученный ремеслу не пропадет и в рабстве. Любая работа даст тебе надежный кусок хлеба, сын мой, лишь бы сам ты был хорошим человеком. Когда есть кое-какие сбережения, особенно выгодно заниматься торговлей. Однако торговать честно— дело нелегкое. И все же рискни, сын мой, и будь честен. Одна монета, заработанная честью, стоит десяти, полученных обманом. Закупая товар, смотри, чтобы он был хорошего качества, плохой товар залежится в лавке и принесет одни убытки.

Наставление девяносто первое. Постарайся, чтобы люди, подвластные тебе, всегда были тобой довольны— не обижай жену и слуг. Если люди работают у тебя за плату, не задерживай деньги, выдавай в срок, пусть они не таят на тебя обиду.

Не бросайся на всякое понравившееся тебе дело — прежде хорошенько подумай.