Татары казанские, крымские – какая разница?

Духовная и культурная близость казанских и крымских народов, взаимообогащение культур и традиций

Об этом размышляет и рассказывает заместитель председателя Комитета Республики Крым по делам религий, кандидат философских наук Айдер Булатов.

209

В период распада некогда могущественной Золотой Орды тюркский народ, волею судеб географически разделенный на две части — казанских и крымских татар, остался способен сохранить свою конфессиональную и социальную идентичность, создавая тюркоязычные самостоятельные мусульманские государственные образования. Различие этнических компонентов, а также своеобразное развитии материальной и духовной культуры разделенных народов не столько различает, сколько объединяет и обогащает различные культурно-исторические типы и религиозно-национальные традиции крымских и казанских татар.

У двух тюркских народов — казанских и крымских татар общая не только судьба, но и схожая конфессиональная и социальная идентичность. Оба народа сформировались в середине XV века, и наряду с другими бывшими улусами чингизидского государства постепенно формировали тюркоязычные самостоятельные мусульманские государственные образования: Казанское и Крымское ханства. Проникновение Ислама в Среднее Поволжье и территорию Крыма на протяжении VIII — ХII вв. было связано с торговыми контактами со странами Центральной Азии — Хорезмом и государством Саманидов. Исламское вероучение начало приходить в Поволжье и в Крым через мусульманских купцов и миссионеров, в основном, представителей суфийских тарикатов. Тюрколог Е.В. Бахревский, исследуя суфийские тарикаты в Крыму по материалам «Книги путешествия» Эвлии Челеби, пришел к выводу, что важную роль в исламизации тюркских кочевников сыграли Ясавиййа — последователи шейха Ахмада Ясави из Туркестана.

Практически, на этом же историческом отрезке времени суфийские братства Ясавийа и Накшбандия становятся одним из исламских институций в Поволжье. В Казанском, Крымском и других позднезолотоордынских государствах был один и тот же институт сеидов, считавшихся потомками пророка Мухаммада. В Крыму была целая плеяда шейхов, выходцев из Поволжья и Кипчакских степей. В Русских летописях 1512 года упоминают имя казанского сеида Шаусеина (Шах-Хусеина), имевшего полномочия говорить «от имени хана и всей земли казанской». Позже этот сеид уже живёт в Крыму и даже там женится. Крымский же сеид Мансур перебирается в Астрахань, а потом в Казань. Это говорит о этнорелигиозной, а затем и родственной близости и взаимовлиянии двух родственных татарских мусульманских народов. Наглядным примером тому может служить популярность суфизма как в Казанском, так и Крымском ханствах.

В середине XV века, в период распада некогда могущественной Золотой Орды, из её состава вышла целая группа татарских улусов, которые постепенно сформировались в тюркоязычные самостоятельные мусульманские государственные образования: Казанское, Крымское, Астраханское, Сибирское, Касимовское ханства, Ногайская Орда и Большая Орда. В границах постзолотоордынских государств происходило формирование и консолидация татарских этнополитических общностей. Наиболее могущественными из них были Казанское и Крымское ханства. Их объединял Ханафитский мазхаб, известный особенностями своей веротерпимости в соответствии с региональными особенностями. Ислам, ставшей государственной религией, как в Казанском, так и Крымском ханствах являлся основой правовой системы и регулировал все стороны взаимоотношений мусульманского общества на основе религиозно-правовых установок ханафитского масхаба к местным региональным условиям.

В Золотой Орде преобладал тюркский язык, но с её распадом начались процессы образования новых тюрко-татарских государств, формировавшихся на основе тюркского кипчакского языка. В Астраханском ханстве и Ногайской орде стали преобладать ногайские кипчакские наречия, в Казанском ханстве было сильное влияние старого булгарского, а в Крымском ханстве — турецкого языка.

Анализ этносоциальной идентификации крымских и казанских татар во второй половине ХV — конце ХVIII вв. позволяет сделать вывод, что в целом народы воспринимают себя как тюркоязычные этносы, сложившиеся рамках двух мусульманских государств — Крымского и Казанского ханств и живущих по законам ислама. Языки крымских и казанских татар схожи, но и имеют определённые различия, т.к. крымские говорят на языке, имеющем основы кипчакско-огузских наречий, казанские — на языке кипчакско-булгарской подгруппы тюркской языковой общности. Различие этнических компонентов, принимавших участие в формировании, а также своеобразное развитии материальной и духовной культуры двух тюркских народов не столько различает, а сколько объединяет и обогащает различные культурно-исторические типы и религиозно-национальные традиции крымских и казанских татар.

Помимо политических, экономических и религиозных отношений между государствами наследниками Золотой Орды Крымским и Казанским ханствами развивались тесные родственные отношения. Крымский хан Менгли I Герай берёт в жёны вдову казанского хана Нур-Султан, после чего Крымское и Казанское ханства укреплялись близкими родственниками из династии Гираев. Основатель этой династии в Крыму Хаджи-Гирай и основатель династии казанских ханов Улуг-Мухаммад были двоюродными братьями. Сахиб Гирай, будущий основатель Бахчисарая, правил Казанским ханством, а его родной брат Мухаммад Гирай правил в это время в Крыму.

Следует отметить, что в 1502 году после разгрома Крымским ханством Большой Орды, являющейся, на тот момент слабеющим остатком Золотой Орды, татарские исламские государства предполагали, что крымские ханы могут лишить их независимости и подчинить себе и надо сказать, что их опасения имели место. Но в итоге уже с середины XVI века сначала Казанское ханство, а затем Астраханское, Сибирское ханства и Большая Ногайская Орда все же утратили независимость, но завладело ими уже не Крымское, а Московское царство. Тем не менее, с XVI века Казанское ханство можно уже рассматривать как национального государство казанских татар, а Крымское ханство — как первое государство крымских татар.

После завоевания Казани войсками Ивана Грозного в 1552 году, казанскими татарами была утрачена шестисотлетняя государственная независимость. Коренной европейский народ, жившей на своей исторической родине Волжской Булгарии именовался «волжскими булгарами». После завоевания Казани за волжскими булгарами закрепилось название «татары».

Мусульманское население Крыма присоединения к Российской империи в 1783 году, называлось «къырымлы» (крымцы), но после за ними также закрепилось название «татары», но с прилагательным крымские. Многие тюркские народы Российской империи, которым дали общее название «татары», сравнительно недавно перешли к своим собственным историческим этнонимам. Однако только казанские и крымские татары по-прежнему носят общее название «татары». Видимо, это историческое предопределение. В то же время казанских и крымских татар объединяет не только принадлежность к тюркоязычным народам, но и общая историческая судьба.

Возвращение крымских татар на полуостров в начале 90-х годов прошлого столетия дало толчок к возрождению культуры, религии, традиций казанских татар уже до того длительное время проживавших в Крыму. Уже в 1993 году в Симферополе был образован национально-культурный центр татар Поволжья, Урала и Сибири. Со временем была зарегистрирована мусульманская религиозная община «Нур», учредителями которой явились представители крымских и казанских татар. Оба народа традиционно исповедуют ханафитский масхаб суннитского толка. Имамами в крымских мечетей, являются как представители крымских, так и казанских татар. Например, имамом алуштинской мечети, построенной в XIX веке был избран Хамидулла Фахрутдинов. Вместе с крымскими татарами, татары Поволжья принимают активное участие в строительстве величественной Соборной мечети в г. Симферополе. Эти два народа всегда вместе: на праздниках, в мечетях, в горе и в радости.

Как известно, весной 2014 года изменился политико-территориальный статус Крыма и он вошёл в состав Российской Федерации. В этот сложный для Крыма период, полуостров неоднократно посещал Президент Татарстана Рустам Минниханов, представители государственных административных органов Татарстана, предприниматели, деятели культуры. Большой сбор мусульманских религиозных лидеров прошёл в Крыму 15-18 октября 2014 года, в дни, когда отмечалось 700-летие со дня основания старейшего мусульманского культового объекта Европы — мечети Хана Узбека в г. Старый Крым. В работе научно-практической конференции, посвящённой этой юбилейной дате, принимали участие: глава Совета муфтиев России Равиль Гайнутдин, руководители Духовных управлений мусульман Татарстана, Осетии, Ставропольского края, Ингушетии, Кабардино-Балкарии, Калмыкии, Чечни, Белоруссии, Дагестана, Адыгеи и Карачаево-Черкесии. Они однозначно высказались за единство мусульманской уммы Крыма и выразили готовность в новых политических условиях оказывать содействие Духовному управлению мусульман Крыма в его деятельности.

По направлению Духовного управления мусульман Крыма и г. Севастополя в Российском исламском институте (г. Казань, Татарстан) с 2015 года проходят обучение молодые слушатели из Крыма. В этом году в мечетях Крыма приступили к работе молодые теологи — Исмаил Аблаев и Джелил Азизов, которые закончили учебу по специальности «теология».

Наши татарские народы всегда отличались своим талантом, трудолюбием, целеустремленностью. Татарский театр, первый профессиональный театр во всем мусульманском мире в 2006 году отметил свое столетие, это говорит об уровне татарского искусства и драматургии. На этом фоне идёт взаимный обмен достижениями с культурой крымскотатарского народа, в частности, с не менее известным в мире Крымскотатарским академическим музыкально-драматическим театром, который не раз с большим успехом гастролировал в республике Татарстан.

В процессе трагической депортации 1944 года крымскотатарского народа со своей родины, в числе высланных частично оказались и казанские татары, проживающие в Крыму, которые в такой же мере на себе испытали все тяготы депортации. Хотя власти бывшего Советского Союза не запрещали казанским татарам проживать в Крыму, большинство из них не предпринимали попыток возвращения из мест ссылки без крымских татар. Эти трагические события навсегда остались в исторической памяти двух братских народов. Наверное, этим можно объяснить тот факт, что созданный в Крыму художественный фильм «Хайтарма», повествующий о сталинской депортации крымских татар, осуществленной в 1944 году произвел настоящий фурор на IX Международном фестивале мусульманского кино который проходил в Казани. Для зрителей не хватило мест и фильм демонстрировали в двух залах одновременно. Многие не могли сдержать слёз.

Жители республики Татарстан проявляют неуклонный интерес к Крыму. В настоящее время Татарстан прилагает немало усилий в различных сферах экономики, культуры, туризма, образования, курортного строительства и межконфессиональных отношений. Об этом красноречиво говорят факты. Город Казань взял шефство над бывшей столицей Крымского ханства г. Бахчисараем. В 2018 году в Крыму состоялся уже IX Форум муниципального сотрудничества, на котором обсуждались животрепещущие вопросы взаимного сотрудничества. В июле текущего года в Бахчисарайском историко-культурном и археологическом музее-заповеднике открылась выставка работ художников из Республики Татарстан «Крым в моем сердце». Выставка приурочена к пятилетию художественно-выставочного проекта Союза художников Республики Татарстан, который осуществляется при поддержке Министерства культуры Республики Татарстан и является важным составляющим звеном в межкультурном диалоге народов Крыма и Татарстана.

На протяжении многих столетий духовная и культурная близость казанских и крымских народов влияют на процессы взаимообогащения культур и традиций. Мысли, новаторство выдающегося крымскотатарского ученого и просветителя Исмаила Гаспралы (Гаспринского) и его идеи единения всех тюркских народов всегда высокого ценились в Татарстане. Наследию великого тюркского просветителя крымского татарина посвящён целый цикл научно-практических научных форумов, которые прошли в Татарстане и Крыму. Одним из самых интересных современных поэтов Казани стал крымский татарин Ахмед Адиль, а ректором Казанской консерватории — замечательный органист Рубин Абдуллин, крымский татарин по матери. И у казанских и у крымских народов вызывают общую гордость имена выдающихся татар в науке, культуре, спорте. В Татарстане чтят память дважды героя Советского Союза лётчика-испытателя Аметхана Султана, создателя космических ракет, баллистика Рефата Аппазова, певиц Ленары Османовой и др. В Крыму знают имена директора Всесоюзного института космических исследований академика Рональда Сагдеева, изобретателя первой советской электронно-вычислительной машины Башира Рамеева и многих других деятелей науки, культуры, спорта.

Сегодня мы можем с уверенностью констатировать, что историческая память и общая историческая судьба стали факторами этнической и конфессиональной идентичности двух великих тюркских народов — казанских и крымских татар.