История ислама перед революцией 17 года

59

Нарастание общественного движения в стране в первые годы XX в. заставило правящие верхи империи заявить о своей готовности те­перь пойти на известные уступки и расширить пределы политики ве­ротерпимости. Накануне и в ходе русско-японской войны 1904-1905 гг. самодержавием были даны официальные обещания (манифест 26 фе­враля 1903 г. и указ 12 декабря 1904 г.) по этому поводу. Уже в ходе начавшейся первой русской революции был обнародован указ о ве­ротерпимости 17 апреля 1905 г. , в котором был сделан и обещан в будущем ряд серьезных уступок неправославным, особенно мусуль­манским, подданным империи.

После Манифеста 17 октября 1905 г. самодержавие вынуждено было допустить существование целого ряда мусульманских общест­венных организаций и собраний (мусульманская фракция в I—IV Го­сударственных думах, мусульманские съезды и т.д.). Реально, одна­ко, готовности и желания сотрудничать с ними не было. Наиболь­шей поддержкой со стороны властей в последнее десятилетие суще­ствования монархии пользовались наиболее традиционалистеки на­строенные круги российской мусульманской общины.

Понимание необходимости что-то делать и что-то менять в во­просах политики по отношению к мусульманам в правящих кругах страны несомненно присутствовало. Констатировались наличие це­лого ряда нерешенных проблем, тревожность ситуации, неизбеж­ность того, что она в дальнейшем может еще более ухудшиться.36 На •’Особом совещании» 1910 г., собранном председателем Совета ми­нистров и министром внутренних дел П.А. Столыпиным, была при­знана особо опасной «намеченная мусульманскими руководителями строго последовательная программа религиозного и культурного объединения всего мусульманского населения России на автоном­ных началах под главою высшего духовного лица, совершенно неза­висимого от правительства в управлении делами веры и школы». Каких-либо реальных решений по мусульманскому вопросу, однако, данное «Особое совещание» так и не выработало.

Последний крупный государственный деятель царской России -Столыпин, его часто менявшиеся преемники пытались еще как-то удержать все более грозящее падением здание некогда могуществен­ной империи. В годы первой мировой войны, в последние месяцы су­ществования монархии Романовых чиновники МВД, в том числе и ДДДИИ, лишь бессильно наблюдали за происходившими в русском обществе, в том числе и в мусульманской его части, процессами и не принимали каких-либо реальных мер (да, видимо, уже и не смогли бы что-либо сделать), чтобы предотвратить наступление покончив­шей с самодержавием русской революции 1917 г.