«Зулейха» вскрыла незаживающие раны нашего общества, боль и обиду целых народов…»

Саҗида Баталова об истории собственной семьи во времена «раскулачивания»

В сериале «Зулейха открывает глаза» обсудили, кажется, все, но не заметили главного — то, как в этих нечеловеческих условиях ссылок и лагерей люди разных национальностей и вероисповедания оставались людьми, утверждает глава совета Региональной национально-культурной автономии татар Бурятии.

294
Фото: gazeta-n1.ru

История ее собственной семьи тесно связана с периодом «раскулачивания» в Советском Союзе. И на фоне этого сериал стал для нее настоящим откровением.

«В период раскулачивания колесо истории прокатилось и по нашей семье»

«…До долины Единения, где каждый ощутил себя всеми, а все каждым, дошли единицы». Из романа Гузель Яхиной «Зулейха открывает глаза»

Трагическая история раскулачивания: роман Гузель Яхиной «Зулейха открывает глаза» и его экранизация никого не оставили равнодушным. Неожиданно для многих именно «Зулейха» вскрыла незаживающие раны нашего общества, боль и обиду целых народов за репрессии, унижение национального достоинства, попрание традиционных устоев и ценностей, ассимиляцию и потерю родного языка… Равно как оголила и очень глубокие проблемы самих национальных сообществ, которые вынесло на стремнину бурное обсуждение в сети Интернет…

Я живу на Байкале, который с глубокой древности плавно перекатывает волны на своих безбрежных просторах и который видел множество народов и племен на своих берегах, став бесстрастным свидетелем человеческих страданий, жизнеутверждающей стойкости и любви. Это место силы и мощной энергетики, где приходит понимание, что при любых катаклизмах жизнь продолжается, что рассудит всех Время, которое все расставит на свои места…

Лично для меня «Зулейха» стала откровением, потому что в период раскулачивания колесо истории прокатилось и по нашей семье. Мой прадед Мухутдин Хисамутдинов родился в 1890 г. в деревне Янтуган (Энтуганы) Буинского района Симбирской губернии, молодым поехал в Астрахань, работал у нефтепромышленника, привез домой пять рублей золотом. Человек он был глубоко верующий, знал Коран, арабский язык. Поставил дом, землю, поставил в селе мечеть, магазин, завел хозяйство. Женился на девушке с сильным характером по имени Маджида. Мухутдин бабай в Астрахани научился выращивать помидоры, пряности, привез оттуда новые семена. Сам сажал, а Маджида аби старательно за ним выдергивала. Не принято было у татар разные «изыски» выращивать.

Фото ulpressa.ru

Жили дружно, ладно, у них родились 12 детей. Работали вместе, держали скот, было у них три лошади, три коровы, пасека. Дополнительных работников нанимали летом на уборку урожая, расплачивались урожаем.

В 1929 г. сын Хисамутдиновых, двадцатилетний голубоглазый Шигап украл свою невесту Халисю из рода Идрисовых, которой исполнилось восемнадцать. В те годы еще существовал такой обычай в татарских деревнях. Отец черноглазой статной красавицы Халиси работал поваром у богатых людей в Москве. Мама стряпала на всю деревню. И у Халиси кумачлар удавались лучше всех, ее бавырсак так и таял во рту.

Сыну Халиси и Шигапа Расыху было 3 месяца, когда в 30-м году грянула беда. Раскулачили земляки Мухутдина, определив кулаком второй категории (отдельные «историки» уже заявили, что кулаков второй категории в Сибирь не отправляли, но, несмотря на это, моя семья оказалась в Забайкалье). И всю семью с семерыми детьми, проживающими в то время в его доме, отправили далеко от Янтугана в незнакомое и суровое Забайкалье, о котором не знали, не ведали и которое стало им новой родиной на всю оставшуюся жизнь. В мае, когда раскулаченные плыли на барже к месту поселения, случилась новая беда. Пятимесячному Расыху становилось все хуже и бабай Мухутдин, собрав всю свою волю, стал нараспев читать Ясин, провожая в последний путь внука. И произошло чудо, Аллах услышал эти молитвы, Расых очнулся, прожил 83 года, внуков и правнуков дождался.

Определили раскулаченных на прииск Итака Могочинского района Читинской области, далеко в тайгу за 6 тыс. км от родного дома. Едкая поговорка про те места была: «Создал бог Сочи, а черт Могочи!». Да выжить-то надо было, вот и выстояли, аллага шикыр. По осени выкопали землянки. Бабай Мухутдин как и все работал на прииске и исполнял обязанности татарского муллы. У Шигапа с Халисей родилось восемь детей, трое из которых умерли в младенчестве. В те страшные годы Шигап поменял фамилию. В 1942 году Шигап Баталов ушел на фронт. Воевал в стрелковой дивизии на Центральном фронте Орловского направления. Был ранен, пришел с войны с медалью «За отвагу», был представлен к ордену Славы, но как сын кулака его не получил. Брат Шигапа Шайхул, ушел на войну минометчиком и не вернулся, последнее письмо от него пришло с Ленинградского фронта в 1941 году.

Халися аби была сильной женщиной, на ее руках остались четверо детей, надо было работать и поднимать их. Школа была в нескольких километрах, осенью дети шли босиком по проторенной тропинке, зимой ходили по очереди в одних валенках на всех. Вместе ходили в тайгу за шиповником, голубикой, черникой и грибами. Собирали кедровый сланец, ездили в станицу Ксеньевскую, там продавали, чтобы купить продукты.

Определили раскулаченных на прииск Итака Могочинского района Читинской области.Фото currenttime.tv

И снова они встали на ноги, Мухутдин бабай сажал один гектар картофеля, пенсии у них с Маджидой не было, вот и выручала продажа борангы (картошки, — прим. ред.). Килен Халися завела корову и овец и даже отправляла посылки с таежной провизией в родную Татарию, это спасало родных от голода в трудные военные годы.

Жили поселенцы дружно, вместе были в радости и в горе, женились, растили детей, конечно, тянуло их на родину, а дороги назад не было.

Халися аби была очень мудрой женщиной, всех старалась объединить, пятерых детей воспитала. Они обзавелись семьями, детьми, внуками и правнуками. Сама абика держала уразу, читала намаз и переводила внукам суры из Корана. Она всегда была в курсе всех политических событий, читала газеты на русском и татарском языках.

Наши родители знали силу трав и природы и всегда делились знанием о том, что и от какой болезни надо применять. В тайгу, в лес, на речку папа старался вывозить всю родню, отмечая каждое природное событие: когда зацвели подснежники, медуница или жарки, пошел ли березовый сок или черемша, поспела черемуха, смородина, кедровые орехи, брусника, черника. На балконе зимой всегда стояла бочка соленых груздей и бочка аппетитных рыжиков с веточками багульника, лежал мешок рыбы — окуня, сорожки, омуля.

В забайкальской тайге братья Баталовы выучили науку выживания. Родная земля Янтугана, крепкий иман и могучие корни рода помогали жить по законам совести и чести.

В моей семье не принято было проявлять чувства, но мы всегда знали, что нас, детей, не только любят, но и уважают наши самые родные и близкие люди. Когда приходили гости, дети и взрослые вместе встречали и провожали гостей. Вместе сидели за столом, вместе отдыхали и выполняли домашнюю работу. Мужчинам никогда не было зазорно помочь женщинам в стирке, в уборке, на кухне. И всегда у Баталовых присутствовал тот татарский юмор, который невозможно точно перевести на другой язык, это, видимо, у каждого народа свое. Традиции семьи, дома, родной культуры исподволь, ненавязчиво входили в мою жизнь, становились тем самым нравственным стержнем, который питает силу духа и помогает осознавать себя в этом мире.

Один Аллах ведает, что было бы, если бы мой папа Растам не родился на прииске, а семья мамы Суфии от голода и репрессий не подалась бы в Западную Сибирь, наверно, это была бы совсем другая история. Но когда в холодном 1995 году не стало моей самой родной в этом мире души — моего папы, не стало той опоры в жизни, того причала, который нужен каждому человеку, чтобы летать высоко. И только в 2005 году, когда я возглавила Автономию татар Бурятии, я ощутила, что оборванные связи Рода начинают обретать свою силу и восстанавливать утраченные корни.

Фото: телеканал «Россия 1»

В сериале «Зулейха открывает глаза» обсудили, кажется, все — и не заметили главного

Такая вот простая история обычной мишарской семьи. Она затронула многие семьи, поскольку раньше или позже, но полстраны побывало в лагерях и на поселениях. Это наша общая боль, наша судьба и наш общий путь, который мы достойно прошли все вместе. И вот спустя 90 лет после этой трагедии впервые на всю страну на федеральном канале «Россия 1» показали фильм про раскулачивание. Сейчас мы ищем механизмы поддержки нашего сельского хозяйства и фермеров, раздаем дальневосточные гектары, чтобы люди оставались на родной земле, а в 30-е годы прошлого столетия был практически истреблен весь класс хозяйственников, которые умели и любили работать на своей земле и которых до этого российское государство за разные заслуги наделило самым ценным капиталом землей.

После просмотра сериала «Зулейха открывает глаза» в сообществах соцсетей эмоции зашкаливали у левых и правых, у белых и красных. Обсудили буквально все — и платок, и связь с Игнатовым, и красноречивое молчание Зулейхи, смену ФИО Юзифа, каждый жест, каждый взгляд… и не заметили главного. В этих нечеловеческих условиях ссылок и лагерей люди разных национальностей и вероисповедания оставались людьми, поддерживали друг друга как могли, не обращая внимание на то, что их когда-то разделяло. И что татарский народ, несмотря на все тяготы и испытания, выпавшие на его долю в годы репрессий, сохранил свои лучшие качества: терпение-сабырлык, трудолюбие и ответственность, надежность и порядочность, татарский юмор и жизнелюбие, умение жить в ладу с соседями, в гармонии с природой, умение прощать и идти вперед-Алга.

Оппоненты упрекают, что Зулейха мало говорит по сюжету, так ведь у отдельных групп татар «күп сүз, бүк сүз»! За героиню говорят глаза Чулпан Хаматовой, в которых все сказано предельно лаконично и проникновенно, и это пробирает до слез. Героиня сериала Зулейха в невыносимых условиях жизни не сломалась, не озлобилась, не предала, не солгала. Ее чисто татарское трудолюбие, искренность чувств и отзывчивость, умение выживать в любой ситуации, ее великодушие, сострадание и терпение к тем, кто предал, обидел, к мужу, свекрови, Игнатову, Настасье… Через эти страдания и муки, через нравственные поступки и веру Зулейха открывает заново себя и мир, окружающий ее.

Образ Упырихи олицетворяет слепую материнскую любовь, которая встречается повсеместно. Сколько переломанных судеб в мире, сколько мальчиков так и не ставших мужчинами и хорошими мужьями, такие матери не научили любить, делиться душевным теплом. И властные самодуры в роли свекрови, ревностно относящиеся к своему чаду, ненавидящие невесток, нередко встречаются в нашей жизни. Гениальная актерская игра Розы Хайруллиной никого не оставила равнодушной. И глубоко символично, что обе матери, горячо любящие своих сыновей в конце фильма примиряются друг с другом.

Все сыновья когда-то уходят, говорит свекровь своей килен. Отпускать — это самое сложное на свете… Образ матери Муртазы вызвал ожесточенные споры в татарских сообществах, которые отвергли саму мысль появления таких матерей у татар. Дерес, для татар — это скорее исключение, татарские ани-абиляр — хлебосольные хозяйки, горячо любящие своих детей и внуков, татары-мужья обычно преданы семье, отличные хозяева и добытчики, у них очень разумно поделены домашние обязанности.

Фото: телеканал «Россия 1»

«Мы продолжаем искать среди нас самых «татаристых», самых правильных»

Однако мы живем не только в мире традиционного уклада татар, наш мир намного шире и разнообразнее, он простирается намного дальше Татарстана. Зачем смешивать горячее с соленым? Почему во всем надо видеть злой умысел или национальный окрас? Почему все надо преломлять через призму национального самосознания?

И почему в чужом глазу соринка всегда кажется бревном? Нам ли судить Зулейху, актеров, автора книги, режиссерскую группу, которые сделали яркий, запоминающийся фильм, к которому было приковано внимание всей страны. Вряд ли, ведь каждый мусульманин знает, что впереди у нас божий суд и каждый получит в той жизни то, что заслужил в этой. А мы продолжаем искать среди нас самых «татаристых», самых правильных, выстраивая идеальную модель татарина и отсеивая всех тех, кто не соответствуют ее стандартам: не так ведет себя, не так говорит, не так выглядит, не так соблюдает, не того выбирает…

Созданный на потолочной росписи клуба питерским художником Иконниковым образ Зулейхи с младенцем на руках говорит сам за себя — это жизнеутверждающий символ Семрука, символ Матери и Женщины, дочери татарского народа, не растерявшей своего достоинства, своим мужеством и трудом заслужившей уважение всех поселенцев.

К глубокому сожалению, яркие представительницы татарского народа, Гузель и Чулпан оказались в некоторых горячих головах врагами своего народа, как тогда, в лихие 30-е врагами народа объявлялись те, кто имел смелость говорить то, что думает, поступать по чести и совести. Одна написала как увидела, другая сыграла как прочувствовала…

Досталось даже песне «Ай, былбылым», которая стала замечательным саундтреком к фильму и самой Дине Гариповой, татар җәңы которой так пронзительно звучал весь фильм. Дуслар, иптешляр, все мы плывем в одной лодке, идем по одному пути и живем под одним небом! И «бу кычкына татар кызлар», сильные и независимые, талантливые и красивые — являются достойными дочерьми татарского народа. Тот самый Татар рухы и Татар моңы не в меньшей мере присутствуют и в них, и в тех, кто сегодня оказался по ту сторону баррикад…

Самое страшное во всей этой истории, что нафс человека любой национальности (видимо не первый и не последний раз в истории народов и рас) начинает руководить его ясным умом и сердцем, завирусовывая душу. И тогда лучшие черты его характера застилает злоба, высокомерие и презрение к «не равным себе», не таким — другим. Форма становится важнее сути, а поступки перестают быть мерилом нравственности.

Фото: телеканал «Россия 1»

У Татарского мира мощный, пассионарный Эгрегор, состоящих из людей, готовых душу и сердце отдавать своему народу, сохранять веру предков и передавать их богатейшее культурное наследие потомкам. Но это «Ак юл» и его можно пройти только всем вместе, поддерживая друг друга, передавая посох нуждающимся в нем, убирая камни с дороги незрячих…

Национальная интеллигенция — это совесть нации, но не надсмотрщик и не бич для своих соплеменников и единоверцев. Она не переходит на личности, не осуждает и не предает «чужих» по ее мнению, анафеме и тем более не организует травлю инакомыслящих во всемирной паутине. Она открывает культурное достояние своего народа всем страждущим, просвещает, поддерживает и указывает путь заблудившимся и потерявшим ориентиры.

Меня в этой истории удивляет молодая поросль татарской интеллигенции, выросшая в лучших оранжереях Татарстана, высокообразованная, мастерски владеющая литературным татарским языком и искусством речи, великолепно разбирающаяся в вопросах религии, в поучительно-уничижительном тоне рассуждающая о тех вещах, которые приходят с жизненным опытом, зрелостью и мудростью.

Одно дело, когда пишут литературные и кинокритики профессиональные рецензии, без личностных эмоций и внутренних обид. И другое дело, когда лучшие умы нации упражняются, кто больше ляпов-тяпов рассмотрит под увеличительным стеклом в художественном произведении и кинофильме вместо конструктивного разговора о судьбах нации и ее роли в истории страны.

Национальная культура — это живая традиция, она меняется с каждым новым поколением. Нельзя носиться с национальной культурой как с писаной торбой, ее периодически надо открывать, омывать, «реставрировать», потому что ее миссия — нести свет людям. Сегодня архиважно перевести все татарское культурное и богословское наследие на русский язык, чтобы огромная армия русскоязычных татар и людей, рожденных в смешанных браках смогли прикоснуться к этому живительному источнику, давно утраченному ими. Потому что реалии таковы, что чем дальше татары живут за границами Татарстана, тем больше потеря языка и ассимиляция народа. Пусть для них это станет возможность идти Алга к Истокам.

Наступает священный месяц Рамазан и мы все будем просить у Всевышнего прощения и покаяния, терпения и снисходительности, победы над коронавирусом, здоровья и любви к близким, друзьям и друг к другу. И самое сложное — просить великодушия к своим, единоверцам, соплеменникам, братьям… Может тогда Создатель смилуется над своими такими противоречивыми творениями, которых он неслучайно сделал разными, наделил разными языками, образами, ментальностью и характерами, но которые продолжают бродить по свету, разделяя мир на своих и чужих.

…В древние века на горе Аллатау жили люди, которые обращали свой взор к вечному Небу. И Бог наградил их удивительным даром Веры, пытливости ума, желания учиться и передавать эти знания другим.

Шли годы, люди становились все образованнее, изобрели топор, колесо, юрты и кибитки и забыли о даре Создателя, считая, что это они — венцы природы и властители мира. Вирус гордыни, тщеславия, высокомерия и зависти затмил их Разум, заразил бессмертную душу. Перестали они слышать и слушать друг друга, каждый думал, что его мнение самое правильное, что именно он избранный среди прочих.

И стало соплеменникам и единоверцам тесно на одной горе, разбрелись они в одиночку по бескрайним равнинам и степям, лесам и рекам, уповая только на себя в поисках счастья.

…По воле Творца татарский мир огромный и разнообразный, он простирается от Татарского пролива и древней страны TATARIA до татарских ключей туган авылларда. С давних пор на огромной территории Евразии осталось множество озер и рек, гор и поселений, названия которых может прочитать каждый знающий язык предков татарин.

TATAR WORLD — как микрокосмос Вселенной, в которой много ярких звезд, несущих свой свет на Землю. Но никогда эти звезды не воюют друг с другом, не нарушают космический покой, управляемый лишь одним Всевышним.

…Мои соплеменники очень разные — от цвета глаз до диалектов речи и одежды. Мы заметно отличаемся друг от друга, московские от казанских, мишары от кряшен, крымские и астраханские от сибирских татар. Но у нас есть общий туган тел и богатейшее культурное наследие предков, прародины татар Алтай, Байкал и Изге Болгар, туган авыллар и родной Татарстан. Татарский характер определяют общие качества, присущие всей нации: упорство в достижении цели и ответственность за судьбу своей страны, порядочность и надежность слов и договоренностей, трудолюбие и гостеприимство, татарский юмор, радушие, искренность, отзывчивость и уважение к другим, общие ценности и история наших предков.

И если мы залечим свои глубокие, все еще болящие раны, а вместо вил и топоров возьмем кирки и лопаты, чтобы вместе сажать леса и сады, думаю, наш мир станет другим. И наша любимая родина Россия начнет свое духовное возрождение.

В татарской деревне, откуда раскулачили моих дедов, спустя годы породнились семьи репрессированных и их гонителей. Это означает только одно — жизнь продолжается, и новые поколения тому подтверждение. И я молю Всевышнего, пусть никогда ни национализм, ни шовинизм не затмевают людской Разум. Пусть наши дети не понаслышке знают, что такое настоящая дружба, согласие, любовь к Родине, уважение к Роду, традициям и родному языку. Пусть наши дети будут лучше нас, терпимее и милосерднее нас, пусть их иман будет крепким, а глаза почаще обращаются к вечно синему небу и его Создателю.

«И поняли птицы, что достигли чертогов Семруга, а по растущей в сердцах радости почувствовали его приближение. Глаза их сомкнулись от наполнившего мир яркого света, а когда раскрылись — узрели лишь друг друга. В этот миг они постигли суть: они все — и есть Семруг. И каждая по отдельности, и все вместе» (из романа Гузель Яхиной «Зулейха открывает глаза»).

Саҗида Баталова
Источник