Молитва всегда спасала меня

Федор Конюхов

Один из самых известных людей современной России — это, несомненно, Федор Конюхов. Путешественник, священник, человек-легенда. По первому звонку представителя нашего журнала он пригласил к себе в гости, в самый центр Москвы, где у него храм и мастерская. Именно тут Конюхов рассказал, почему инициирует строительство церкви и мечети в Крыму, отчего он с глубоким уважением относится к другим религиям и почему нужно путешествовать.

444

Я cказал, что готов построить в Крыму церковь и мечеть. Почему бы нет?! Все мы люди. Почти все одинаковые. У меня, знаете, сколько друзей-мусульман — охо-хо! Причем они у меня везде. В Оренбургской области говорю татарам: «Вот у меня тоже татары есть — друзья в Крыму!». А оренбургские татары мне в ответ — ой, это же другие, не такие, как мы. А мне это не понять: как другие?! Нет, говорят оренбуржцы, в Крыму другие, и мы, казанские, другие.

У меня в Крыму будет школа. Так и будет называться — Школа путешественников, и туда будут ходить не только православные ребята. Это же будет неправильно. Пусть ходят все, кто может, кто пожелает! Не буду же я сортировать — этот вот христианин, ты проходи, а ты, дескать, нет. Если ты татарин или грек с немцем — пожалуйста, приходи в нашу школу. А мы тут еще и вопросами религии займемся. Поэтому хочу не только церковь построить, но и мечеть. Если будет надо, то я помогу всем, кто захочет храм построить. Конечно же, не все так просто, как кажется. Но есть другие регионы, где такие школы есть и есть примеры, как мы работаем с ребятами. На Урале, например, в Сибири. Спонсоры нужны, власти чтобы это было нужно.

Я не забуду наш поход на Эверест. Тогда мы встретились с ребятами с Северного Кавказа — познакомились, обнялись, сели за богатый (как это можно только себе представить на уровне пяти тысяч километров — это же у Эвереста!) общий стол. Стали общаться, теплый такой разговор был, ребята-ингуши молодцы. Один из них говорит, что пророк Мухаммад ﷺ был скромным в жизни. Я отвечаю — Христос тоже был скромным. Пришли к общему мнению, что требования веры у нас одни, законы одни, только надо следовать заповедям, не нарушать их. Не нужно кичится богатством, сытой, довольной жизнью. Если ты чего-то добился в жизни, помоги, поддержи другого, близкого к тебе. Вот такие умные разговоры случаются время от времени в далеких путешествиях!

Вообще у меня тесные связи с мусульманами, не верьте тем, кто говорит: «Конюхов православный батюшка, он ничего не может иметь общего с другими конфессиями». Я вам честно говорю, что я очень уважаю мусульманскую религию и Коран я перечитывал не один, не два, а много раз. В Писании мусульман, как и у нас, нет никакого пренебрежения к другим народам и религиям. Поэтому, наверное, у меня сложились теплые отношения с представителями ислама. География общения с ними у меня — это вся страна. От Сибири до Крыма. Это прекрасные люди.

Один раз увиделись с моим другом. Сидим в одном европейском ресторане. Дружески болтаем. И вдруг он говорит — прости мне идти надо, к католикам (он сам католик). Пойдем, говорит, со мной. А я же православный человек. Нет, отвечаю, не могу… Придумал я какую-то причину и не пошел с ним. А мы с этим товарищем столько перевидели, столько было путешествий, приключений. И вот шагаю я по своим делам, а товарищ мой пошел в храм. Мы разделились. Думаю: «Зря, наверное, не пошел с ним, ведь столько на нашу долю всего выпало, а я сторонюсь посетить католический храм. Ну, почему так?!». Еще старцы говорили, что в мире не будет одной конфессии, мы разные по верованию. И еще нам много предстоит подумать и сделать, чтобы максимально приблизиться друг к другу, не разобщаться, следуя законам Бога.

Ко мне многие обращаются. Говорят, ну хорошо, ты вот идешь покорять Марианскую впадину с Артуром Чилингаровым. «Что там интересного?». А для меня все это интересно и все это Божие творение. Вы представляете себе 11 800 метров под водой?! Вот туда хочу спуститься вместе с Артуром Николаевичем. Наш батискаф очень маленький, каждый килограмм веса — это почти экзамен. Брать будем с собой всего по минимуму. Сам батискаф строят не в одном месте — разных. И из-за давления наш аппарат не может быть громоздким, иначе его просто раздавит сотни тысяч воды. С Артуром Николаевичем будем сидеть друг к другу очень вплотную. Инженеры все в аппарате думают, как бы было меньше иллюминаторов, а лучше — вообще без них: сидишь, смотришь в мониторы. Но подумайте только: мы за одиннадцать с гаком тыщ метров под водой, и что — нельзя своими глазами увидеть Марианскую впадину? Дайте мне небольшое окошечко, чтобы я увидел, что там творится, какие живности там есть, какая там вода. А то ведь легенд много. Один говорит, что на этой глубине не может быть животного мира. Другой ученый говорит, что может. Третий исследователь утверждает: там такие животные, какие-то страшные змеи и их никто не видел. Но я сам хочу увидеть своими собственными глазами Марианскую впадину. Зачем на этой глубине нам монитор?! Но я не могу пока сказать, будет ли иллюминатор в нашем батискафе. Очень бы хотелось.

Сейчас много говорят о том, что Конюхов собрался в стратосферу лететь. Да, собрался. Пока идея такая. Я должен подняться на определенный уровень и зафиксироваться. Шарик (Земля. — Прим. ред.) три раза крутанется, и я должен буду спускаться обратно. Меня журналисты просят: «Возьмите камеру с собой, будем напрямую включаться». Да какая там камера?! Там, как в Марианской впадине, каждый килограмм на счету! В той же впадине к батискафу будут прикреплены специальные чушки — они нас на дно потянут. Как сядем на дно, как проведем работу, мы нажимаем кнопочку. Все, чушки отваливаются, и мы идем наверх. Никакого троса от корабля, никаких проводов. Там же течения подводные, нас как закрутит, как закрутит.

Я это говорю для того, что и говорил выше — все это от Бога. От Него наша планета, другие планеты. Великие ученые Менделеев и Эйнштейн утверждали, что могут вывести химические и физические формулы существования Бога. А у нас до сих пор есть люди, которые ни во что не верят. Все на что-то надеются такие люди. Доказательство Бога — наша с вами жизнь, планета Земля, вся наша Вселенная. Не могла же наша Вселенная просто так организоваться. Это Бог сделал!

Мы вот с Луны достали камни, грунт. Из космоса, можно сказать, привезли. А еще ни одного камня с той же Марианской впадины не достали, а ведь это наша Земля, не космос! Вот и думаю, почему так? С неба можем звезду в коробочке привезти, а чтосвое, под нашими ногами, — не все изучаем и не всем интересуемся.

Кстати, я скажу про Джеймса Камерона. Я у него батискаф просил. Он не дал. Но я его фильмы очень люблю. Камерон ответил, что не может дать подводный аппарат, он же фильм снимает «Подводный аватар». Джеймс когда спустился, хотел взять пробудна впадины. Да только гидравлическая рука, примонтированная к его аппарату, дала сбой. Там на дне какая-то гигантская медуза или кальмар как дала по этой железной руке, она возьми да отвались. Не совсем, конечно, но работать она перестала. А потом тот батискаф вообще обгорел во время пожара в музее в Австралии.

И во время моих путешествий Господь много раз спасал меня, молитва спасала. Будь то Атлантика, будь облака над Антарктидой, будь то огненная шаровая молния, которая летела прямо на мой шар. Молишься — и спасаешься. Когда молишься, сразу видишь Божьи знамения: то небо внезапно открылось, то волны не такие сильные становятся.

Меня многие спрашивают: «Зачем вам это нужно — эти путешествия, эти моря и небеса?». Я отвечаю, что необходимо познавать мир. Для страны нужно. Я же россиянин. Я хочу видеть свою страну сильной. Да и жена, матушка Ирина, не против моих проектов. Она мне только что звонила. Конечно, она беспокоится обо мне. И я ее очень люблю.