Когда судьба — Аллаха дозволение

Для встречи Валерия Михайловна любезно пригласила главного редактора журнала Sohbet к себе домой, в свою московскую квартиру, что само по себе было увлекательным событием. Для Пороховой, происходящей из старинного дворянского рода, важны изысканность и утонченность в быту, что в известной мере попытаются передать сделанные в ходе беседы фотографии. И, конечно, очень впечатлила комната, полная подарков, которыми люди пытались выразить свою благодарность за титанический труд по переводу Священной книги мусульман.

342

Иман Валерия Порохова — российский профессиональный переводчик и мусульманский общественный деятель.

В 1975 г. Выходит замуж за гражданина Сирии Мухаммада Сайда Аль-Рошда, выпускника факультета шариата дамасского университета. В 1985 г. Переезжает из Москвы в Дамаск, где принимает ислам и приступает к переводу священной книги Коран. Смысловая передача текста тщательно контролируется как ее мужем, так и известными учеными-исламоведами, среди которых непререкаемый авторитет в мусульманском богословии Д-Р Зухайли, автор 16-томного арабского тафсира к священному Корану. Перевод одобрен научно-исследовательской исламской академией Аль-Азхар (Египет, Каир) и выдержал 12 изданий.

В.М. Порохова является действительным членом академии гуманитарных наук, международной академии информатизации, российской академии естественных наук, членом правления евразийской международной академии культуры, почётным профессором евразийского национального университета.

«Язык Корана прекрасен…»

— Валерия Михайловна, вы решились переводить Коран в стихах. Почему важно сохранение именно стихотворной формы Писания?

— Это очень важный вопрос, который должен быть освещен. Дело в том, что все послания Всевышнего — и Тора, и Евангелие, и Коран — они ведь все низводились в форме стиха — потому, что стих легко
ложится на память. А верующий человек должен владеть текстом. Ему гораздо легче запомнить стихотворный текст, нежели прозу. Но вот мы читаем Библию «глава такая-то, стих такой-то», а не нашлось глубоко верующего человека, который смог это передать именно в стихе. Я очень ценю не
только содержание, но и форму Корана. Его язык — это виртуозный, безумно красивый язык. И претендовать хотя бы на миллионную долю этой красоты каждый переводчик обязан. Это очень важно, это элемент еще и уверования. Поэтому, когда просят «немного упростить текст для нас», я впадаю в панику. Я, наоборот, стремлюсь культуру народа поднять, подтянуть до этого языка, а не опускать мой язык до уровня чьего-то невежества.

И это Мы, кто низвели им Тору,
В которой правый путь и свет.
По ней судили иудеев те пророки,
Что Господу всем сердцем предавались.

(Сура 5, аят 44)

здесь и далее — «Перевод смыслов Корана» В.М. Пороховой

По их следам отправили Мы Ису,
сына Марйам,
Чтоб истинность Закона утвердить,
Что был ниспослан до него.
Ему Евангелие Мы послали,
В котором правый путь, и свет,
И подтверждение того,
Что до него ниспослано в Законе,
И правый путь, и увещание (для верных),
Которые страшатся (Бога).

(Сура 5, аят 46)

«Перевод должен быть достоверен…»

— Как вы относитесь к другим переводам Корана? Каким из них можно доверять?

— Я чрезвычайно положительно отношусь к другим переводам потому, что ми пользуется достаточно большое количество людей. Они могут воспринять на аком языке — это просто замечательно. У каждого перевода — свой читатель. Допустим, Крачковский — безусловно, великий арабист — перевел стих как подстрочник: для обычного верующего человека — это чень тяжело, он половину текста не понимает. Но для профессионала-переводчика-это лучшее пособие, это гениальная работа,великолепная грамматическая раскладка текста и любой переводчик, который будет браться за очередной перевод Корана, будет обращаться к этой работе.

Но бывают вещи недозволительные — когда издают скороспелые работы, идентичность которых тексту Корана никем неудостоверена. Ни одного отзыва — даже от нашего муфтия. Это неприемлемо. Я свой перевод отдала на проверку в Исламскую научно-исследовательскую академию Аль-Азхар Аль Шариф в Египте. В этой академии существует генеральный департамент по переводам Корана на иностранные языки. Я к ним ездила шесть лет. Причем, когда я приехала первый раз — после того как прислала треть Корана — мне вынесли толстенную пачку замечаний. Я спросила: «Все так плохо?» Мне ответили: «Нет. Это так хорошо. Иные работы мы просто отсылаем назад, даже не беремся проверять. Ваш текст нам настолько нравится, что хочется поправить все неточности и довести дело до конца».

Любой перевод должен быть обязательно протестирован крупными учеными — обязательно арабского происхождения. Они консультируются со специалистами,
владеющими русским языком или английским, немецким. Таким переводам можно
доверять. Читать можно и Османова, и Саблукова. Кулиев сделал очень грамотно, выполнив свой перевод в Институте Корана в Медине под строгим контролем салафитов. А переводы, которые никем не заверены, читать не стоит.

«Коран можно перевести только в атмосфере ислама…»

— Чтобы перевести Коран, наверно, нужен поток вдохновения. Как на вас лично повлиял этот поток, на ваше мировоззрение?

— Двенадцать лет в потоке пребывать невозможно, хотя, конечно, случалось. Но атмосфера важна. Вы не переведете Коран в России или в Италии, в среде православия или католицизма. Здесь нужна исключительно атмосфера ислама, дух ислама. У меня было два предложения. Институт Корана в Медине, они меня и сейчас безумно любят, правда, хотят переделать мой перевод в нескольких местах. Но я выбрала Сирию. Не только потому, что у меня муж из Сирии. Это особая страна, которая не похожа на Саудовскую Аравию, Кувейт или Катар. Это страна потрясающего высокообразованного ислама. В Сирии еще в прошлом веке ликвидировали безграмотность, самое низкое образование — это 12 лет, больше чем в России.
Дамасский университет — на уровне лучших университетов Европы. Очень много ученых, очень много смешанных браков — особенно с гражданами Германии, Франции. Под нами в Дамаске жил сириец, который женат на немке, оканчивал вместе с ней Мюнхенский университет. Над нами жил другой сириец — с женой испанкой из Барселоны. И рядом со светским образованием — высочайшего уровня религиозное образование. На мой взгляд, университет Абу Нур — этот университет лучше даже, чем Аль-Азхар. Там преподают арабы с докторскими степенями, в том числе непререкаемый авторитет в мусульманском богословии доктор Зухайли, автор 16-томного арабского тафсира к Священному Корану. И я, находясь в этой среде, при малейшем сомнении могу позвонить основателю и руководителю университета Ахмаду Куфтаро, главному муфтию Сирии, и попросить разъяснить какой-то аят. Это идеальная обстановка для перевода.

— Но чтобы попасть в эту среду вам, потомственной дворянке, должно было произойти что-то необычное. Как судьба вела вас к своему призванию?

— Господом все было подготовлено. Каким образом я могла попасть в Сирию? Выйти замуж. Когда я в семейном кругу произнесла имя Мухаммад, на меня все посмотрели: «Лерочка, ты, наверное, шутишь? Ты, наверно, забыла, кто мы. У нас были выезды, мы были совсем рядом с императором. Ты забыла?» Будем откровенны — я росла в дворянской семье, была достаточно красивой девочкой, мне улыбался кинематограф, балет — все, что угодно.
Но Аллах берег меня от искушения. Это не аскетизм был, а именно промысел Господа. Мухаммад — это было что-то из ряда вон, но тем не менее я вышла за него замуж и уехала в Сирию. Переводить Коран. Мне один человек написал оду, она называется «Твоя судьба — Аллаха дозволение». И я поняла, что это действительно так. Я думаю, что это именно миссия, призвание.

«Научный потенциал Корана разгадан на 10%…»

— Для нас, людей с современным образованием, научного склада ума, очень значимо, что в Коране есть сведения объективного характера, которые были просто недоступны для кочевых племен VII века. Как вы воспринимали подобные места при переводе?

— Всевышний знает, что сотворен был слабым человек и что он будет всегда подвергать сомнению все — в том числе понятие Божественной сущности. И если в предыдущих Писаниях нет практически никаких научных знаков, которые подтверждают существование этой суперсилы, суперразума, который мы кодируем под названием Аллах, то Коран весь испещрен научными знаками такого высочайшего уровня, что знающий человек не может усомниться. Эти все факты, которые меня потрясли — они все у меня в комментариях. Читайте с лупой комментарии. Вы все поймете. Ко мне отовсюду стекается эта информация. Многое присылает известный банкир из Эмиратов, миллиардер Абдул Азиз Аль-Гурейр. Один мой знакомый — очень известный физик-атомщик дагестанского происхождения — утверждает, что вся ядерная физика написана в Коране.
Из комментария В.М.Пороховой к Суре 96: «…Итак, механизм репродуцирования человека по тексту Корана: исходным актом является момент оплодотворения женской яйцеклетки (в фаллопиевой трубе) агентом мужской спермы (см. С. 16, ст. 4: «нутфа»; С. 75, ст. 37—38: «мани» — «семя», «сперма»). Коран yказывает на имплантацию оплодотворенной яйцеклетки в матке (см. С. 3, ст. 6: «архам» от «рухм»; С. 22, ст. 5) женщины, причем поразительно подробно дается описание внешнего вида эмбриона («аля’к») и характер его расположения в утробе матери. Цвет и конфигурация зародыша наталкивают переводчика на перевод «сгусток (крови)», хотя, естественно, это никоим образом не передает его сущности (см. С. 9 ст. 1—2; С. 22, ст. 5, и т. д.) — имплантация происходит как бы «впиванием» зародыша в «жеваную» («мутга») толщу стенки матки (подобно корням растения в почве откуда он получает все необходимое для роста (см. С. 23, ст. 14; С. 75, ст. 38). Далее следуют фазы внутриутробного развития плода, описание которых находится в полном соответствии с научными открытиями нашего времени и не содержит ни единого положения, которое может быть подвергнуто научной критике: после стадии «сгустка» эмбрион проходит стадию «жеваного мяса» («мутга»), за которой следует стадия формирования костной ткани мезенхимы (см. С. 23, ст. 14: «изам» от «азм»), затем покрывающейся мышечной тканью («ляхм»). Далее Коран описывает появление органов чувств, внутренних органов, образование половых органов и т. д. (см. 32, ст. 9; С. 54, ст. 45—46; С. 35, ст. 11; С. 75, ст. 39 и т. д.).

Важно сравнить эту информацию со взглядами по данному вопросу, которые превалировали в те времена, чтобы понять, насколько они были далеки от изложенных в Коране. Лишь в 1651 г., более тысячи лет спустя после сошествия Корана, Гарвей заявил, что «все живое изначально происходит из яйца», и великий естествоиспытатель Буффон первым выступил в защиту теории «яйца». А ведь единственное, что требовалось от ученых, — это открыть Книгу Книг».

— Насколько мы осознаем научный потенциал Корана?

— Кто-то говорит, что мы разгадали только 10% заложенной в нем информации, кто-то дает 12%. Но это же Божественная книга. Вы представьте — прошло более тысячи лет с момента её появления, а наша наука только созрела, чтобы увидеть и подтвердить малую часть того, что в ней заложено. Когда она появилась, еще не было физиков-ядерщиков, чтобы понять, что в ней сказано про субатомные взаимодействия. То же самое будет через две и через три тысячи лет. Еще не появились те профессии, знатоки которых обнаружат в Коране подтверждение своих знаний либо предупреждение о возможных ошибках.

«Коран настаивает на исполнении Закона Моисея и Этики Иисуса…»

— В каком отношении находится Коран к предыдущим откровениям?

— Дело в том, что политика и право должны быть нравственными. Если они безнравственны — не будет государства.
Нравственность приносили только пророки. Муса — когда принес Закон. Иса — когда принес Этику исполнения Закона. И Коран был послан Мухаммеду для подтверждения ниспосланному прежде. Об этом прямо говорится в 5 Суре. То есть Коран настаивает на исполнении Закона Моисея и Этики Иисуса.
Но он сублимирует эти две составляющие: если Закон Моисея был чрезвычайно жесток и большинство прегрешений каралось смертной казнью, то Иисус многие моменты смягчил. Коран их не просто отменил, а внес огромное количество интереснейших поправок юридического толка.

Мы Книгу в Истине тебе послали 
Для подтверждения того,
Что прежде из Писания пришло,
Для охранения его (от всяких искажений).

(Сура 5, аят 48.)

— В частности, обожествление Иисуса было очень большим грехом человечества. Гёте точно отметил: «Изменой миссии Иисуса Христа была институционализация Христианства и построение церкви его имени». Церковь может быть посвящена только Аллаху и никак иначе. Но у наших российских мусульман тоже есть свой ширк, в других странах его нет — это возвеличивание пророка ﷺ. У нас муфтий может на полном серьезе сказать «святой пророк».
Но святой только Бог. В отношении пророка ﷺ в Коране есть потрясающее место: Мухаммад нахмурился и отвернулся, когда подошел к нему слепой и прервал его речь. И Аллах ему сказал: «Как ты смел себя так повести? Как ты мог отвергнуть присутствие человека, который пришел искать истину, который пришел искать Меня, Аллаха?» Все люди слабы, и пророк ﷺ не исключение. Он был уникальным человеком, через которого Всевышний послал лучшее, что могло только быть на этой земле — священный Коран, но нам Всевышний дает понять, что поклоняться следует не человеку, а только Богу — Он один совершенен.

(Пророк) нахмурился и отвернулся
Оттого, что подошел к нему слепой
(и речь прервал).
Как знать тебе,
Быть может, душу он свою очистить хочет?
И он воспримет увещания твои
И пользу извлечет из них.

( Сура 80, аяты 1-4 )

«Я абсолютно точно знаю, что есть реинкарнация…»

— А как вы относитесь к тому, что называется реинкарнация?

— Я абсолютно точно знаю, что есть реинкарнация. Потому что в Коране это написано. Не все это видят, но прочтите Суру 2, аят 29.

(Сура 2 аят 28.)

Как вам не веровать в Аллаха?
Вы (изначально) были жизни лишены.
Затем Он одарил вас ею.
Со временем Он повелит вам умереть,
Чтобы потом опять вернуть вас к жизни,
И вновь потом к Нему вы возвратитесь.

Мне порой снятся сны из других веков, я вижу здания, не похожие на наши, по которым я блуждаю. Я знаю, что я жила раньше. Но в это не надо углубляться. Прошлые воплощения не дадут вам тех ответов, которые дает Коран. Читайте Коран. Размышляйте. Живите в соответствии с Кораном — этого достаточно.