Казанская гавань Юнеско

«ЮНЕСКО». Понятие, обрамленное множеством эпитетов: «интеллектуальное сердце мира», «талисман надежды человечества», «гуманитарное знамя планеты»… На каком же перекрестке хроноса сошлись пути двух начал —  ЮНЕСКО и Татарстана, породив уникальную модель партнерства? Ответ на этот вопрос ищет доктор исторических наук, профессор Казанского государственного института культуры мира (ЮНЕСКО), посол мира UPF Энгель Тагиров.

400

Начало пути

На стыке между войной и миром, в 1919 году идея формирования международной
организации (мирового правительства), способной избавить мир от военных катастроф на основе культа разума, стала явью. Увы, Лига Наций, учрежденная Парижской мирной конференцией, не смогла «умиротворить» мир, пораженный бациллой геополитического превосходства, и Вторая мировая война стала зловещим историческим фактом. Однако именно в рамках этой организации родилась идея создания первой в истории структуры, чьей миссией предстояло стать объединение национально разрозненных гуманитарных ручейков — образования, науки и культуры в единый энергопоток для решения общемировых проблем.

Международная организация «Комитет интеллектуального сотрудничества» явилась прообразом ЮНЕСКО. Советский Союз еще до официального вступления в Лигу Наций в 1934 году принял активное участие в реализации многих ее международных гуманитарных и социальных акций. Весомую лепту он внес в формирование общей философии и концепции международного сотрудничества, воплощенную в уставных положениях будущих специализированных учреждений ООН — Всемирной организации труда, Международной организации здравоохранения, ЮНЕСКО. Постепенно СССР, внесший свои предложения по развитию народного образования, гуманитарной науки в целом и особенно науки исторической, поддержавший инициативу создания школьных и вузовских учебников истории, становился одним из важнейших источников интеллектуальной подпитки Лиги Наций.

От Кул Гали и Тукая до проекта Великого волжского пути

На фоне бума культурной революции и исторической науки внутри страны, роста общемирового интереса к социальным аспектам общественного бытия был создан исторический факультет при Казанском государственном университете и открыт Татарский институт языка, литературы и истории. Республика не просто набирала интеллектуальный, экономический и культурный вес, но, расширяя масштабы общепартнерских действий, участвовала в прокладке путей международного сотрудничества в направлениях, обеспечивавших всеобщий прогресс.

…Знаки ЮНЕСКО на облике Татарстана и, наоборот, татарстанские на поле ЮНЕСКО интенсивнее стали возникать на очередном рубежном — перестроечном этапе. Копившаяся пассионарная энергетика, особен-
но присущая молодежи, в самых разных формах пробивалась на международную арену. Миростроительством занимались профессора и студенчество, клубы интеллектуальной дружбы, «красные следопыты», художественные творческие группы и писательские организации.

Важным обретением на пути Татарстана в ЮНЕСКО стала инициатива писательского сообщества по введению в календарь знаменательных дат ЮНЕСКО имен людей, ставших эталоном духовно-нравственного подвига. Первым пробным шагом было предложение от имени Союза писателей Республики Татарстан о включении 800-летнего юбилея Кул Гали,автора бессмертной поэмы «Кысса-и Йусуф» в календарь ЮНЕСКО. Один из могикан советской литературы, председатель Союза писателей РСФСР Сергей Михалков, узнав об этой победе, воскликнул: «Ну татары дают, доказали, что имеют 750-летнюю литературную историю!» А татарский поэт Гарай Рахим, вспоминая об этом знаменательном событии, напишет: «Всего лишь полтора абзаца текста на календаре ЮНЕСКО, но они перевели часы, измеряющие глубину истории татарского народа».

В 1986 году в красном календаре ЮНЕСКО высветилась следующая татарстанская отметина — 100-летие Габдуллы Тукая, называемого «татарским Пушкиным». Реформы 90-х и процесс суверенизации обогатили практику взаимодействия двух сторон — Татарстана и ЮНЕСКО. Отсчет нового времени открывается международной конференцией ЮНЕСКО «Культура молодых городов», проведенной в 1994 году по инициативе Раиса Беляева — «нового типа лидера советской эпохи», как тогда писала французская газета «Фигаро».

Наиболее же крупными, этапными инициативами явились акции, связанные с празднованием 1000-летия Казани. Отметим среди них несколько десятков международных конференций под эгидой ЮНЕСКО, заключение коммюнике о сотрудничестве в области образования, науки и культуры между ЮНЕСКО и Республикой Татарстан (2001 г.), создание кафедр, ассоциаций, клубов и школ ЮНЕСКО.

Заметным событием стало открытие в Казани первого и до сих пор единственного Института культуры мира ЮНЕСКО, который на протяжении многих лет вел подготовку миротворцев-фасилитаторов.

Свои среди своих

Но все-таки настоящий звездный час для республики настал в июне 2000 года, когда состоялась церемония вручения диплома о включении Казанского кремля в Реестр памятников, охраняемых ЮНЕСКО.
Вскоре Казань удостоилась звания ЮНЕСКО «Город культуры мира». Вслед за столицей «звездный дождь» прошел еще над пятью городами Татарстана — они были награждены золотой медалью ЮНЕСКО «Пальмовая ветвь мира». Чиновники этой авторитетной международной организации активно бороздили пространство республики. Татарстанцы в свою очередь стали «своими» в залах штаб-квартиры ЮНЕСКО в Париже, где проводились выставки казанских художников и концерты татарстанских звезд.

Прорывным событием стал официальный визит правительственной делегации во главе с Президентом РТ Минтимером Шаймиевым в штаб-квартиру ЮНЕСКО и подписание протокола о начале договорных форм сотрудничества. ЮНЕСКО, имевшая отношения только с правительствами государств, впервые заключила договор о сотрудничестве с одним из российских субъектов, широко затем распространив этот опыт. Татарстан, став первым ее равноправным партнером, предложил миру «лекало»-образец взаимодействия по схеме «ЮНЕСКО — регионы мира».

В период, когда отмечалось 70-летие ЮНЕСКО, эта организация выбрала Казань в качестве места проведения двух крупнейших акций — международных конференций «Толерантность — «оливковая ветвь» человечества на этапе исторического разлома» и «Сбережение человечества как императив устойчивого развития». По концептуально-философской, аналитическо-прогностической мощи их можно приравнять к Давосскому форуму и Римскому клубу. Итоговый интеллектуальный продукт — казанская Декларация о диалоге народов, культур, религий и цивилизаций, принятая по итогам прошедших форумов, вошла в реестр базовых документов Всемирной Организации, «мыслящей головы человечества».

На казанской почве ЮНЕСКО отрабатывает стратегию глобальных действий в контексте феномена «поворота к корням».
После низвержения с пьедестала богов и долгого поклонения идолам валют возвращение и включение в процессы трансформации современного мира духовных ценностей и культурных активов, сокрытых в тайниках прошлого, — это вызов-сигнал, идущий из недр третьего тысячелетия.

Культурно-историческое наследие в виде материальных и духовных памятников, рукописей, россыпей фольклора — все это не только предмет восхищения и гордости, но и стратегический ресурс, условие дальнейшей эволюции человеческого рода. Масштаб татарстанского примера «собирания камней» мудрости, обильно рассыпанных по дороге истории, их внесение в общечеловеческую копилку, талант превращения их в центр притяжения умов и сердец молодых поколений к современным Мекке и Иерусалиму поражают воображение. Из 29 российских культурно-исторических памятников, вошедших в Реестр Всемирного духовного наследия, три находятся на татарстанской земле. В них — дух софийского времени, соль драгоценного опыта мирного соседствования и соразвития народов, религий,культур и цивилизаций. Для нашей эпохи — эпохи межцивилизационного разлома, «войн всех против всех» этот опыт — спасительный круг, общепланетарно-объединительная идея.

Опубликовано в газете «Республика Татарстан». Печатается с сокращениями.