Алтай — Татарстан

Единство истории, духа и интересов

С Алтайских гор стекают две полноводные реки — Бия и Катунь. На языке древних тюрков эти названия означали «господин» и «госпожа». И вскоре они сливаются в могучую Обь — то есть «бабушку». Также и сами тюрки когда-то рекою стекли с сибирских гор и наполнили собою Великую степь, дотянулись в своем движении до Тихого океана и Европы, именно с их поселений начались Барнаул, Тюмень, Челябинск и, конечно, Казань.

318

Президент Татарстана у истоков цивилизации

Алтай всегда притягивал к себе иссле­дователей и художников, путешественников и завоевателей. Великий философ, исследо­ватель и живописец Н.К. Рерих считал Алтай колыбелью народов, центром, из которого человечество когда-то расселилось по нашей планете. Это подтверждают и архео­логические исследования древних культур, которые в своем развитии охватили Алтай, Казахстан, Южную Сибирь и Урал, создали древние города Синташту и Аркаим. Именно эти люди когда-то одомашнили лошадь, изобрели седло и танки древности — бое­вые колесницы — сформировав все условия для экспансии на просторы Евразии. Алтай был важной частью тюркских государств и монгольской империи. Знаменитый путеше­ственник Марко Поло утверждал, что «всех великих государей, потомков Чингисхана… хоронят в большой горе Алтай».

Поэтому контакты Татарстана и регио­нов Алтая всегда наполнены многомерным смыслом — в них дыхание истории и обаяние духовного родства сплетаются с насущными экономическими интересами. Именно таким был очередной визит президента Татарстана Рустама Минниханова на прародину тюрков в июне 2018 года, в ходе которого он принял участие в грандиозном (25-м по счету) Сабан­туе и встретился с главой Республики Алтай Александром Бердниковым и губернатором Алтайского края Виктором Томенко.

В этот день на берегу Катуни располо­жилось притягательное татарское подворье (которое затем осталось местной татар­ской автономии) — можно было зайти в бревенчатые дома, в хлев и даже в баню. Прошли выступления творческих коллек­тивов Татарстана, соревнования по борьбе на поясах, армрестлингу, гиревому спорту, перетягиванию каната и множество других забав. В огромном казане на пять тысяч порций готовился плов. На ура расходились эчпочмаки, перемячи, кыстыбый и чак-чак.

Официальная часть встречи включа­ла обсуждение вопросов возобновления прямых авиарейсов между Казанью и Гор­но-Алтайском, инвестиционных вливаний в туристический бизнес (вплоть до строи­тельства крупными компаниями Татарстана на Алтае своих ведомственных санаториев), сельского хозяйства и поставок продовольствия и промышленной продукции.

Рустам Минниханов, восхищаясь уни­кальностью окружающей природы, заметил, что только в компании «Татнефть» заняты около 45 тысяч человек, которые могли бы активно пользоваться оздоровительным потенциалом Алтая.

«Во-первых, я сам хочу здесь оз­доравливаться. И мой личный пример должен быть поддержан. Вы даже не представляете, в каком месте вы живете! Но для того чтобы эту красоту раскрыть, нужна доступная логистика, — подчеркнул президент Татарстана. — И будем все счаст­ливы. Вы будете ждать нас сюда с деньгами, а мы будем приезжать за здоровьем».

Татары Алтайского края

Сибирские татары считаются коренным этносом Западной Сибири. Расселялись они преимущественно по берегам водоёмов. Занимались охотой, рыболовством, собирательством, земледелием. Традиционно семьи были большими. «Четверо детей — не семья», — говорили люди в то время. Только с появлением пятого ребёнка (желательно мальчика) отец получал уважение в обще­стве. В армии служили все мужчины. Не служившему юноше запрещалось жениться. Среди татар всегда была востребована образованность. Неграмотный татарин у соплеменников не пользовался уваже­нием. Новая волна переселения татар из Башкирии и Поволжских губерний на Алтай пришлась на 1910-1920 годы. Большинство переселенцев осели в Барнауле, успешно влившись в культурную, общественную и экономическую жизни Алтая.

Сегодня сохранением национальной самобытности татар, их культуры и языка занимается обще­ственная организа­ция «Региональная национально-куль­турная автономия татар Алтайского края». Её председатель Анвар Аминов рассказывает: «В регионе живет около 7 тысяч татар, это небольшая доля населения, около 0,3%, но благодаря поддержке властей края и, конечно, Респу­блики Татарстан мы занимаем заметное место в дружной семье народов. Организу­ем курсы татарского языка, поддерживаем деятельность мечети и Духовного управле­ния мусульман. Хочется отметить большую помощь со стороны Заинского района и его главы Р.Г. Каримова, благодаря которым была замечательная концертная програм­ма. Наш большой друг — И.Ш. Фардиев, генеральный директор «Сетевой компании». И, конечно, очень важно личное участие М.Ш. Шаймиева и Р.Н. Минниханова — первого и действующего президентов Татарстана».

«Повышают интерес к националь­ной культуре выставки, праздники — Курбан-байрам, Сабантуй, — отмечает активный участник организации Ринат Замалиев, директор ООО «Алтайснаб». — Кроме того, зани­маемся благотворительно­стью, поддерживаем советом и делом наших предпринимателей. Мы, конеч­но, заинтересованы в сотрудничестве с татарстанским бизнесом. У нас есть высокотехнологичные предприятия, производящие оборудование для до­бычи нефти и ее переработки, есть возможность поставлять в Татарстан продукцию сельского хозяйства — кру­пу, муку, растительное масло. Мое соб­ственное кредо — это честный бизнес. В том числе, это достойное отношение к своим рабочим, это выше среднего зарплата, премия за хорошую работу, при необходимости — помощь. Мне нра­вятся энергичные люди, которые горят в работе — это меня заряжает, и я таких всегда поддерживаю. И партнеров та­ких нахожу — у меня много стартапов, совместных предприятий».

Живая религия

Татары-мусульмане входят в состав Духовного управления мусульман Алтай­ского края, предсе­дателем которого является Фагим хаз­рат Ахметгалиев. Под началом татар-мусульман была построена в 2001 году (а в 2011 — рас­ширена) единственная в Барнауле мечеть.

«Основополагающим принципом на­шей религии является по-настоящему че­ловеческие отношения между людьми — в семье, между соседями, в обществе в це­лом — независимо от того, какой человек веры, национальности, социального поло­жения, — разъясняет основы веры Фагим хазрат. — Отсюда и принцип работы нашей мечети, духовного управления: ты явля­ешься слугой Аллаха, ответственным перед ним за это место, за людей. Если человек приходит в мечеть, я должен встретить его с уважением — он ведь пришел в гости к Всевышнему, он должен захотеть прийти еще. Если девушка пришла без платка — не стоит делать ей замечание, лучше дать ей платок. Так в Казани делают в главной мечети Кул Шариф — выдают платки, а кто в шортиках — выдают юбку с завязками, в которую можно завернуться. Довольны и верующие, и туристы».

«Эффективность деятельности не всегда исчисляется прибылью, — считает Анвар Аминов. — Воспитание тоже приносит капитал — только моральный. Наш хазрат работу ведет — ее же в рублях не посчита­ешь. Скольких людей он на путь истинный наставил, сколько дел плохих предотвратил! А ведь он приехал практически на пустое место. Он здесь и имам, и организатор, и политик, и коммерсант, и прораб».

«В религии важен прямой контакт. Если есть вопросы, надо обращаться к официальному имаму, не стоит искать ответы в интернете, там на каждой странице все по-разному, и никогда не знаешь истин­ные цели тех, кто это анонимно пишет, — рассуждает Фагим хазрат. — Пророк ﷺ учил своих сподвижников, глядя им в глаза. И они видели, как он живет и что делает. Так и мы должны учить молодежь своим примером. Тогда это живая религия. Первые мусульмане знали, может быть, всего один хадис, но жили в соответствии с ним. Сейчас мусульмане знают много хадисов и аятов, но часто по жизни этим знанием не пользу­ются — и это главная проблема. Кроме того, многое сейчас делается, чтобы опорочить ислам. Разве написано в Коране, что надо взрывать и убивать мирных людей, детей? Разве это по нашей религии, чтобы молодой человек оставил родителей и пошел воевать в Сирии? Пророк ﷺ говорил: «Вернись к родителям и заставь их смеяться так же, как ты заставил их плакать». И это, конеч­но, вина имамов, если они не могут найти нужные слова для молодых людей или не находят времени на свою общину. Мы очень большое внимание уделяем подготовке имамов — у нас ведь 11 приходов — но мы удаленный край и кадровый вопрос для нас очень сложный. Посылаем обучаться в Казань молодых, но ставим помощника­ми имама — они могут проводить намаз, а официальными имамами остаются стари­ки — старый человек не даст прихожанам сбиться с пути, потерять направление».

Николай Рерих: «Алтай — величавая песнь Сибири!»

Не потерять направление — это главное для путешественника. Н. К. Рерих включил эти заповедные горы в маршрут своей Центрально-азиатской экспедиции. Он так описывал свои впечатления: «А когда пере­шли Эдигол, расстилалась перед нами ширь Алтая. Зацвела всеми красками зеленых и синих переливов. Забелела дальними сне­гами. Стояла трава и цветы в рост вершни­ка. И даже коней здесь не найдешь. Такого травного убора нигде не видали».

Что привлекло пытливого исследовате­ля в этих местах, столь удаленных от центра России? Не только первозданная, величе­ственная красота, которую увековечивал он на своих полотнах. Рерих, стремившийся разрешить сложнейшие вопросы, вставшие перед цивилизацией, видел возможность создания именно здесь, в центре Евра­зии, принципиально нового типа культу­ры — основанной на общинном сознании, опирающейся на свободный творческий труд, который не ведет к имущественному расслоению. Он считал, что здесь можно со­здать «города знания», объединить разные народности под крышей общего дома, дать им возможности взаимного обогащения и совместного строительства будущего.

Интерес к взаимодействию народов в общем культурно-историческом процессе проснулся у Рериха еще в юности. Особый интерес вызывали у Рериха кочевые наро­ды, тюрки: «Какие катаклизмы гнали орды из родимых степей? Какое новое счастье и преимущества угадывали они в голубой дымке необъятной пустыни?» Заворажива­ли его фигуры Чингисхана и тюркского героя Гессер-хана, которым он посвятил несколько своих полотен, стихотворения в прозе, ста­тьи. Великое переселение народов было одним из главных объектов исследования во время Центрально-азиатской экспедиции.

Многие туристические маршруты по Ал­таю проходят «рериховскими тропами», и му­зей Рериха в селе Верхний Уймон становится одной из основных достопримечательностей на пути. Музей открыт в доме старовера– целителя Вахрамея Атаманова, у которого Николай Константинович и члены экспедиции останавливались в 1926 году. Сотрудники музея ведут обширную просветительскую и культурную работу, знакомя посетителей с духовным и научным наследием художника. Во время пребывания в Уймонской долине Николай Константинович обнаружил множе­ство археологических артефактов — курганы и тюркские каменные изваяния («бабы»), начал проводить геологические и мине­ралогические изыскания. По результатам исследований он написал докладную запи­ску в Москву и местным властям о том, как можно улучшить развитие района, но ответа не получил. «Ответ» пришел уже от других людей. Последователи художника-гуманиста, сотрудники музея, продолжили дело, начатое Рерихом. Они возрождают общину (в этом доме были написаны Е.И. Рерих несколько глав книги «Община»), учатся сотрудничать не ради личного интереса, а во имя общего блага — внутри коллектива и с посетителями. Они обучают местных ребятишек тради­ционной росписи и ремеслам, и уже новое поколение алтайцев убеждается в том, что творческий труд может украсить и преоб­разить жизнь, как и мыслил Николай Рерих.

Место силы

Сколько ни изучай Алтай и алтайцев — в них всегда останется что-то таинственное. Это отражается и в сохранении древних обычаев тэнгри — поклонения всему жи­вому, ощущения связи с природой.

«Камень лежит — он для нас живой. Вода бежит — она для нас живая. Цветок, дерево. У каждого растения, у каждой местности есть свой дух, и мы ему поклоняемся, — объяс­няет шаман Герман. — Огонь нас согревает, а мать-земля кормит. Их надо благодарить за жизнь. А когда кто-то утверждает, что мы — существа космические, галактические — лукавство это. Питаемся-то мы от земли, ни один банан еще из космоса не упал».

Шаманизм — это магическое учение о способах осознанного и целенаправленного взаимодействия с духами. Духи не часто открывают человеку свое присутствие и довольно редко стремятся проявить свои намерения. 3начит, человек сам должен обращаться к ним. Но добиться постоянного и ярко выраженного контакта с духами могут лишь их избранники — шаманы во время камлания. После камлания, когда духи по­кидают шамана, он превращается в самого обычного человека. Так и огонь может стать божеством, а может — «приспособлением для приготовления пищи».

«Способности шамана — от рождения. Шаману не надо входить в медитацию или идти у кого-то учиться, — говорит Герман. — Я пришел к шаманке. Она меня посвятила, открыла дорогу, познакомила с духами, по­знакомила со Вселенной — представила, как надо. Нас представляют, как дитя — вот ваш ребенок, оберегайте его, помогайте, подска­зывайте. При посвящении — удивительные ощущения: меня лично взяли, приподняли и понесли — весь Алтай показали. Потом на ме­сто принесли, поставили. Без всякой медита­ции. Сила человека, сила шамана заключается только в его чистоте. Божья заповедь «Не обмани» — от этой чистоты. Если ты растешь с любовью и с этой чистотой — ты будешь сильным. Пришел к тебе больной — насколько чисто ты его принимаешь, бескорыстно — от этого твоя сила растет. Каждый год тебе открывают дороги новые, новое знание. Для меня сейчас именно в этом интерес к жизни — в том знании, которое открывается впереди».

Путь к себе

Наверно, никто не сможет сказать, что ощущали, прибыв на Алтай, Рустам Минни­ханов, Николай Рерих или Чингисхан. Они могли думать об экономике, о мировом вла­дычестве, о сохранении культуры. Но все чувствовали, что это лишь внешнее, что вну­тренняя сила этих снежных вершин зовет и требует совершенно другого. Алтай — это не место. Во всяком случае не место в обычном понимании этого слова. Алтай — это путь. Даже если ты просто стоишь среди этих гор — мимо тебя несутся века, мелькают и исчезают империи и народы — гунны, тюрки, монголы, китайцы. Несется мимо Вселенная, полная звезд и галактик. А горы стоят, слов­но в них находится заповедная, неподвиж­ная ось мира. Путь в неподвижности — это путь внутрь себя, путь к себе. Здесь человек начинает чувствовать, кто он есть на самом деле. Поэтому он никогда не забудет Алтай и всегда будет хотеть вернуться. Вернуться жить, как мечтал Рерих. Вернуться умереть, как хотел Чингисхан. Вернуться с деньга­ми, как предложил Рустам Нургалиевич. Главное — вернуться.