У ТАТАР БОРЬБА В КРОВИ!

В большом спорте национальный вопрос вообще не стоит - так принято декларировать. Но мы видим, что сами спортсмены о своей этнической принадлежности не забывают.

На эту деликатную тему с Имилем Шарафетдиновым – российским борцом греко-римского стиля, членом национальной сборной России, чемпионом страны 2010, 2012, 2018 годов – поговорила слушательница Школы межэтнической журналистики в Москве Альфия Якубова.

107

— После одной из твоих побед на сайте мос.ру появилась статья с заголовком «Москвич Имиль Шарафетдинов выиграл чемпионат России по греко-римской борьбе». А ты бы сам себя кем назвал? Москвичом, нижегородцем или, может быть, татарином?

— Для меня нет разницы, как называют: я считаю себя патриотом, но всегда мечтал представлять татар. Чтобы люди знали, что я татарин, несмотря на то, что родился в Нижегородской области.

 — Прямо мечтал?

— Именно. Но сколько ни разговаривали с Республикой Татарстан, чтобы я представлял Москву и Татарстан параллельно, всегда отказывали. Борцы из Ингушетии, Дагестана, Чечни не то, что по Москве, по всему миру представляют свои национальные регионы, независимо от того, где родились и где живут. Хоть в Москве, хоть в Новосибирске, хоть в Америке.

После побед им сразу звонят и приглашают на родину. По приезду устраивают приемы, награждают и дают премии. А Татарстан, к сожалению, параллельного зачета не дает.

— Как думаешь, почему так?

— В регионе есть позиция, что для представления нужно родиться в республике. В Татарстане борьба, как вид спорта, не так развита, только национальная борьба на поясах — корэш. А ребята, которые хотят представлять Татарстан, есть и в Москве, и в Питере, но республика не дает права. Много ругались, не только представители единоборств. Это неприятный момент. Борцов и татарских спортсменов, которые не родились непосредственно в республике, в Татарстане не ценят.

— А татарин — это кто?

— Татары – сильный народ со своей историей, которые перемещались по всему миру и оседали в разных регионах. Печально, что об этом часто забывают. Если поднять архивы и рассказать историю наших предков, татарский народ бы стал сильнее.

— Татары не в Татарстане знают татарский язык?

— За всех татар не буду говорить, скажу за нижегородских. В наших краях татарский язык сохранился очень хорошо. Я много где бываю в татарских районах не в Нижегородской области, и нигде такого высокого уровня владения языком, как у нас, не наблюдаю. Даже в Татарстане. В некоторых местах этнические татары даже не общаются на родном языке — стесняются. А многие вовсе не знают. У нас наоборот, стыдно не разговаривать на татарском.

— Как думаешь, в чем причина того, что не все молодые говорят на татарском?

— Мне кажется, виноват отход от религии, который произошел в советские годы. Про намаз я услышал только во взрослом возрасте, про то, что курение и спиртное —  грех, тоже. Была мода в обществе на пьянки, пока молодой. Если бы тенденция не поменялась, это стало бы причиной гибели татарской традиционной нравственности.

— Сейчас на многих татарских форумах обсуждается, как сохранить язык. Что скажешь ты?

— Нужно начинать с себя. Жениться и выходить замуж за человека своей национальности, который знает язык. Если один из супругов язык не знает, значит и дети не будут знать. В семье всегда нужно говорить о религии, если будет религия — будет жить и культура, и язык, и всё. Татары в первую очередь мусульмане —  те, кто выполняет все пять столпов ислама: слова о свидетельстве о вере в Бога и посланника Мухаммада, пятикратный намаз, пост в месяц Рамадан, обязательный ежегодный налог нуждающимся и паломничество в Мекку. Нужно за это держаться.

— На Кавказе есть горские понятия, а у тебя есть представления, связанные с национальной или территориальной принадлежностью?

— На Кавказе практически все читают молитву, в любой семье найдется хотя бы один человек, который постоянно читает намаз, поэтому у них сохранились горские понятия. Для меня такие понятия связаны с религией. Религия — это дисциплина.

Если ты верующий человек, ты не можешь позволить себе вольности.

Если в контексте семейных отношений, то женщина – очаг, а мужчина добытчик.

— А что произойдет, если влюбишься в девушку другой национальности?

— Мне многие задают вопрос, важно ли мне, на ком жениться (улыбается)…

 — Важно?

— Да, важно. Знаю, в Коране говорится, чтобы мы, разные народы, познавали и изучали друг друга. Конечно, в этом нет ничего плохого. Главное, быть одной религии.

Если девушка мусульманка, она должна выйти только за мусульманина, какой бы национальности он ни был. Но лично для меня, как я уже сказал, важно, чтобы моя жена знала татарский язык, традиционную кухню.

— Сталкивался с национальными конфликтами?

— Я уже больше 20 лет в спорте и ни разу конфликтов на национальной почве у меня не было. Были только межличностные. Грубо поборолся или грубо толкнул, но и то в зале это не приветствуется.

— Находился в одном зале с ингушами и осетинами? Наблюдал у них историю дружбы?

— Конечно, в сборной представлены разные регионы и национальности. И у осетин, и у ингушей развит спорт, — они всегда на виду. Между ними никогда не наблюдал столкновений, потому что в спорте этого нет.

Если ты профессиональный спортсмен и находишься в сборной, разделения на нации перестают существовать. Все братья, все едины. Наоборот, каждый подойдет и поддержит, куском хлеба поделится. Гордиться только своей нацией и кричать об этом — детский сад.

Такое бывает в юношестве, во взрослом возрасте нужно это дело прекращать и жить со всеми дружно. Мы все — один народ.

— Когда борешься с представителями других национальностей, помимо вашего личного противостояния, присутствует ли противостояния регионов?

— Такое бывает только во время командных соревнований, когда стенка на стенку. Например, команда Красноярска и Дагестана.

Я знаю только две стороны, которые рубятся до конца, — это когда встречаются Армения и Азербайджан. Даже если видишь, что один из них слабее соперника, он все равно не отступит и будет драться за свою страну до крови.

— Давай вернёмся в твоё детство, с чем связаны первые шаги в мире спорта?

— Сижу в школе, идёт урок, вдруг заходит усатый мужик и показывает брошюрку. Представляется тренером по греко-римской борьбе и говорит, что собирает группы из 3-5 классов. Как только я услышал слово «борьба», внутри все закипело, и я, не думая, поднял руку. Это был Резник Виталий Маврикович..

— Спорт – это прежде всего дисциплина. Будучи таким юным, не хотел все бросить и уйти?

— В любом деле, самое сложное — это начало. В первые полгода мне было тяжело. Порой, не хватало сил. Помог отец, который приходил на тренировки и смотрел, как я занимаюсь. В эти моменты я понимал, что не хочу показывать ему слабость. Я не имел права сдаваться и должен был доказать, что могу бороться. Потому что он для меня был номером один. Из-за него я остался.

 — Без чего не было бы твоих побед?

— Греко-римская борьба — олимпийский вид спорта, — это не на сабантуе участвовать и бороться на кушаках, где не нужно длительного тренировочного процесса. В большом спорте невозможно без терпения и выносливости, а дисциплина зависит от того, в какой семье ты растешь.

— Как относишься к традиционной борьбе на кушаках — корэш?

— О, это бомба! Самый любимый вид борьбы. Корэш испокон веков показывает хорошие результаты. У любого татарина борьба в крови!

Источник