Татарский шамаиль

Традиция, соседствующая с авангардом

Первая выставка татарского шамаиля была организована в мечети Кул Шариф 2010 году, и с тех пор Галерея мечети принимает в среднем по три-четыре вернисажа ежегодно. В этом году особое внимание привлекла выставка «Искусство шамаиля: традиции и новации», в экспозиции которой были представлены произведения как современного искусства, развивающего традиции татарского шамаиля, так и образцы «классических» шамаилей.

477

Рустем Шамсутов — кандидат искусствоведения, член Союза художников Республики Татарстан и России, старший преподаватель КГАСУ, лауреат премии им. Б.Урманче.

Наряду с выходом в свет книги «Слово и образ в татарском шамаиле: от прошлого до настоящего» (Таткнигоиздат, 2003 г.) , деятельностью Фонда Марджани по организации выставки татарских шамаилей в Музее Востока, выпуском первых широкоформатных буклетов с научной аннотацией текстов печатных шамаилей, республикан­ским конкурсом «Шамаиль моей семьи» и конкурсами каллиграфии при участии ДУМ РТ открытие Галереи шамаилей можно счи­тать вехами роста популярности этого вида национального искусства в современном мире. В этом году интерес к искусству ша­маиля проявил российский канал «Культура» — этому виду искусства была посвящена отдельная передача.

Сам термин «шамаиль» сегодня до­статочно размыт — так называют картины, выполненные в арабской графике в самом широком значении. Но став символом истории татарской письменной культуры, араб­ская графика претендует сегодня на роль национального бренда, поэтому интерес к ней будет только расти.

Как же воспринимает шамаиль совре­менная публика, которая в большинстве своем не владеет арабским языком? Можно смело ответить на него в следующем ключе. С одной стороны, арабская графика — это яркий национальный бренд нашей респу­блики. С другой, многие зрители восприни­мают сегодня эти работы, как современное «авангардное» искусство, ведь оно основа­но на графической материализации слова, обладает глубокой смысловой функцией, но при этом абстрактно и эмоционально-экспрессивно. Поэтому многие произведения, основанные на арабской графике и слове, созданные с использованием приемов и новаций современного искусства, выходят за рамки «классических» канонов искус­ства каллиграфии. При этом каллиграфия в ее классическом восприятии остается от­дельным направлением, «выросшим» из народных шамаилей, доступным пониманию узких специалистов и профессионалов, раз­бирающихся в стилях и законах построения этого вида искусства.

Арабо-графическое искусство как от­дельное профессиональное направление современного национального искусства еще очень молодо. В советское время оно существовало как вид народного искус­ства. Профессиональное же начало было заложено в 70-х годах прошлого столетия татарским художником Баки Урманче. Затем «эстафету» подхватили Наджип Наккаш,

Фирдаус Гирфанов, Ришат Саляхутдинов. Большой вклад в популяризацию арабо-графического искусства внес Владимир Попов. Сегодня высокий профессиональный уровень отличает графические работы уфим­ского художника Джамиля Ахметгалиева. А во главе «классического» направления стоит Рамиль Насыбуллов, обучавшийся законам каллиграфии в Турции, и Гульназ Исмагило­ва, также получившая образование в Турции и уже имеющая за плечами богатый багаж зарубежных и международных выставок.

Место для проведения выставок каллиграфического искусства выбрано не случайно — мечеть Кул Шариф, будучи религиозным учреждением, еще и являет собой культурный центр, рассказывающий жителям нашего города и его гостям–тури­стам об истории, традициях и искусстве ис­лама. Галерея мечети Кул Шариф дополняет своими выставками деятельность Музея исламской культуры, находящегося там же, в храме, а сами картины и каллиграфические работы становятся визуальными декораци­ями Корана, круглосуточно звучащего там в живом режиме.

Рустем Шамсутов «Слово и образ в татарском шамаиле: от про­шлого до настоящего» — Казань: Татар. кн. изд-во, 2003.-199с.