Ключ, который нельзя потерять

«Величайший дар всевышнего»

Знание языков - богатство, которое не измеряется деньгами. Организация ЮНЕСКО считает языки основой нематериального наследия человечества. И потому считает необходимым сохранять языковое наследие человечества, содействуя самовыражению, творчеству и распространению идей на максимально возможном числе языков.

394

«Знать много языков – значит иметь много ключей к одному замку». Вольтер

В защиту татарского языка выступил муфтий Татарстана Камиль хазрат Самигуллин. Свою речь, опубликованную на сайте ДУМ РТ, он предварил цитатой великого татарского просветителя и энциклопедиста Шигабутдина Марджани:

«В религии нет трех вещей, но эти вещи сохраняют ее. Это — национальный язык, национальная одежда и национальные обычаи».

«Язык матери — это один из величайших даров Всевышнего, — убеждён Камиль хазрат. — Сегодня татарский язык, попав в жернова общественного невежества и небрежности, вновь нуждается в нашей защите. Одним из самых действенных и оправданных средств на пути к этой цели мне видится ислам. Религия, хоть и отделена от государства, но, слава Аллаху, живет в душе нашего народа. А значит, обращенные с минбаров мечетей слова имеют большую силу, нежели нотации, прочитанные с политических трибун. Вот почему мы в Духовном управлении мусульман решили включиться в борьбу за сохранение татарского языка.

Многие средства массовой информации уже обратили внимание на инициативы муфтията. Но больше всего общественность зацепило решение о том, что все внешние и внутренние коммуникации ДУМ РТ на территории Татарстана теперь будут осуществляться на татарском языке. Это означает, что внутрикорпоративное общение, а также взаимодействие с госорганами, ведомствами и различными организациями будут вестись на родном для татар языке. По крайней мере, начнутся они на татарском, а продолжатся по мере языковых возможностей собеседников. Не нужно политизировать это решение, нагнетать или усугублять национальную составляющую вопроса: общение будет происходить естественным образом преимущественно на татарском языке. Если оно окажется невозможным в том или ином случае, специалисты ДУМ РТ владеют не только двумя государственными, но также и иностранными языками.

Часто приходится слышать о том, что язык Тукая уже потерял свою актуальность и он просто не нужен. Мол, дайте ему спокойно умереть или создайте условия, при которых знать его будет необходимо. Мы в Духовном управлении мусульман РТ такую татароязычную среду решили создать. Как сохранить родной язык, спросите вы? Пусть каждый начнет с себя!

Татары — крупнейший тюркский народ России: нас свыше 6 миллионов человек! Не зря издревле говорили, что татарам толмач не нужен. Все просто: татарский язык открывает перед нами весь тюркский мир. Задумывались ли вы о том, какую неимоверную силу будет иметь ваша молитва, если она будет произнесена из глубины сердца, если в каждое свое слово вы вложите доподлинный смысл своих намерений и прошепчете ее на родном языке, любовь к которому ваша мать прививала вам по каплям своего грудного молока?… Берегите родной язык, дорогие единоверцы!»

Сохранить разноцветье языкового поля

Татарские писатели тоже не остались в стороне от языковой проблемы. Они открыто обратились к русским коллегам по перу:

«В Законе «О языках народов Российской Федерации» все языки России названы национальным достоянием Российского государства. И нам, дорогие собратья, нельзя лишаться своего культурного богатства, допускать расшатывания межнациональной стабильности в республиках РФ.

Мы, татары, всегда были за изучение русского языка. Мы за то, чтобы в школах сохранялось установленное количество часов на изучение государственных языков. Результаты ЕГЭ по изучению русского языка в 2017 году продемонстрировали успехи выпускников Татарстана — они заняли второе место по России, уступив лишь Москве. Это позволяет утверждать, что в Татарстане изучению русского языка уделяется большое внимание, количество часов соответствует образовательным стандартам. Живущие в республике татары в большинстве своем прекрасно владеют русским языком, а вот число тех, кто утерял родной татарский, растет из года в год.

Вытеснение из общеобразовательных учреждений национальных языков, в том числе татарского, — это, в принципе, неминуемая смерть нации, это прямая угроза устоям федерализма, на которых основана государственность России. Мы убеждены, у нас, литераторов, общая цель, общие задачи в области языковых, культурных взаимоотношений многонационального народа Российской Федерации. Языковая политика в Татарстане полностью соответствует Российской и Татарстанской Конституциям. Об этом свидетельствует и заседание Конституционного суда РФ, которое в 2004 году рассмотрело вопрос соответствия законов Татарстана Конституции России. Конституционный Суд РФ признал, что обязательное изучение татарского языка в равных объемах с русским не противоречит Конституции Российской Федерации. Более ста лет тому назад основоположник татарской современной литературы Габдулла Тукай писал: Здесь родились мы, здесь росли и здесь мы встретим смертный час, Вот с этой русскою землей сама судьба связала нас. Всем нам вместе, сообща, следует выработать единые позиции и способы сохранения и развития нашего главного богатства — разноцветья многонационального языкового поля, противостоять необдуманным, разрушительным силам, ведущим к языковому обнищанию народов России, разжиганию межнационального пожара. Языки, литература, культура в целом должны развиваться в тесном взаимодействии. Так ведь и было всегда — мы переводили произведения друг друга на свои родные языки, издавали книги, устраивали «круглые» столы, фестивали, дни поэзии, творческие вечера… Только в мире и согласии, взаимодействии и взаимопомощи мы сможем возделывать наше общее культурное поле».

А как у них?

В поддержку родного языка высказалась и татарская молодежь. Айрат Файзрахманов, кандидат исторических наук, заместитель председателя Всемирного форума татарской молодежи, директор МОЦ «Открытая школа», считает, что только обязательное изучение татарского языка сделает возможным его сохранение в перспективе. Но нужен качественный скачок: «Почему в сельской среде гораздо легче сохранить татарский язык и культуру? Потому что это моноэтничная среда, это община. Сейчас общин становится все меньше и меньше, в них живут уже только 25% татар. Городские слободы как общины исчезли полностью. Сегодня задача татарского языка — из языка общины стать языком территории. Пока этот процесс только проходит, болезненно, с сопротивлением тех людей, которые живут на территории и не относят себя к татарской идентичности. Я считаю, что татарский язык в контексте Татарстана должен стать языком территории и частью идентичности Татарстана. Неважно, кто ты в этническом отношении — русский, татарин или чуваш — ты должен, живя на этой территории, в идеале владеть обоими языками. У нас культура многоязычия до конца так и не была доведена до граждан республики. Да, формально мы говорим о двух культурах, о татарском и русском народе, но вот именно культурное двуязычие не было внедрено в сознание. Над этим надо работать — что это наше богатство. Я сейчас говорю о передовом международном опыте, с такими проблемами ведь сталкивается не только Татарстан».

Говоря о международном опыте, Айрат Файзрахманов ставит в пример развитые капиталистические страны. В частности, Уэльс, где «валлийский язык сейчас изучается активно, независимо от этнической принадлежности».

«Могу еще привести пример немецких кантонов в Швейцарии, где ретороманский язык, носителей которого 60 тысяч человек, активно преподается в школах, нет никакого сопротивления. Хотя носителей очень мало, там создается интересный контент — кино, телевидение. Еще примеры — Финляндия, шведский язык, шесть процентов носителей, нет никакой конфликтности. Она была 100–150 лет тому назад, сейчас ее нет. Во Франции — окситанский язык преподается в школах, есть частные окситанские школы, хотя это жестко централизованная унитарная страна. В Германии, Саксонии, Баварии диалекты тоже сейчас преподаются. Это процесс, к которому Российская Федерация неизбежно придет, если будет двигаться по цивилизованному типу развития», — считает заместитель председателя Всемирного Форума татарской молодежи.

Алла Баркан — магистр философии Венского университета, доктор медицинских наук, профессор, президент Международного Союза русскоязычных и двуязычных родителей «МИР» (Вена) — изучала билингвальных (иначе — двуязычных детей) и пришла к потрясающим выводам.

«В моей кандидатской диссертации по педиатрии была большая глава по нервно-психическому развитию ребенка раннего возраста. Исследования проводились в Казахстане, где было очень много детей, в семьях которых родители говорили не только на русском языке, но и на казахском, корейском, чеченском, немецком… В то время особенностями освоения русского языка в подобных семьях в СССР занималось значительно меньше исследователей, чем сегодня. Во всяком случае, на эту тему почти не было доступных мне научных исследований. Эпоха интернета еще не началась. А так как я одновременно с работой над кандидатской диссертацией заканчивала филологический факультет университета, мне захотелось самой провести такое исследование. Результаты меня поразили. У двуязычных детей, посещающих ясли на русском языке и разговаривающих дома со своими родителями на родном языке мам и пап, несмотря на меньший активный словарь русских слов, по сравнению с детьми, говорящими лишь на одном языке, намного лучше была кратковременная и долговременная память», — рассказала она в интервью журналистке Светлане Ниберляйн, переехавшей из Казани в Германию в начале нулевых.

По словам Аллы Баркан, двуязычные дети не только не отстают от своих ровесников, а чаще всего опережают их по многим показателям нервно-психического развития. Ученые обнаружили, что память двуязычных детей лучше развита. Такой ребенок более логично размышляет и часто сообразительнее своего одноязычного сверстника. Двуязычные дети почти всегда заостряют внимание на лингвистических явлениях, им легко даются математические навыки, абстрактные и гуманитарные науки. Правда, само двуязычие, уверяет профессор, уже уходит в прошлое. Но лишь потому, что на повестке дня — многоязычие.

«Мы родились татарами»

Фарид Мифтахов, председатель Правления Национального благотворительного фонда РТ «Булгар». считает, что нынешний языковой конфликт раздувается искусственно, и важно не перегнуть с полемикой.

— Каждый должен знать свой язык, свои традиции, беречь свое имя и работать. Мы родились татарами. Но я думаю, проблема изучения родного языка — не только проблема татар, это проблема всей России, всех национальностей, которые здесь проживают. Мы знаем, что в одной маленькой республике могут параллельно существовать несколько местных языков. У дагестанцев нет одного языка. Десятки языков, и все — разные. Что теперь, людям не знать свой язык? Надо с уважением относиться к другим национальностям, другим религиям, другим людям. И благодаря этому и нас должны уважать. У меня много русских товарищей, которых я уважаю. И мне очень приятно, когда они демонстрируют знание моего языка.

Знать много языков — богатство, знать свой язык — счастье. Если мне скажут, что завтра отменят хождение доллара в России, я в это могу поверить. Но если мне скажут, что завтра исчезнет татарский язык, я не поверю. Потому что он — у нас в крови. Это в наследство, по генам передается. Даже если на секунду допустить мысль, что татарский запретят, люди все равно будут прятаться, но разговаривать на родном языке. Как видим, защитники татарского делают все возможное для сохранения и распространения родного языка. Но было бы лучше, конечно, чтобы статус языка был закреплен и незыблем как подсказывает опыт успешных стран.