Признаки социально-духовного процветания нации

В трудах татарских интеллектуалов начала XX века

Татарский историк второй половины XIX века Шигабутдин Марджани считал, что для достижения главной цели, а это социальный прогресс уммы, необходимо уделить особое внимание возрождению социальных наук, которые были погребены на раннем этапе становления мусульманского общества. Он предлагает выйти из интеллектуальной и научной изоляции и направить развитие общества на расширение горизонтов познания для достижения прогресса и идти в ногу со временем, с новыми потребностями и вызовами.

91

Также, по мнению татарского мыслителя, важно для мусульманского общества взять «интеллектуальную инициативу в свои руки, чтобы направить развитие на возрождение общественных институтов, предложив ей альтер­нативные цивилизационные решения».

Марджани считает, что из-за умаления значения экономических факторов и общественного разделения труда, низкого уровня развития науки, хозяйственное и соци­ально-политическое развитие Казанского края шло чрезвычайно медленно. Причина отчужденности народа от науки заключается в слабой материальной обеспеченности и отсутствии образованных татар, а также в их низком общественном положении.

В творчестве другого татарского интеллектуала Мусы Бигиева четко показано, что привело к прогрессу на Западе и отставанию на Востоке: главная причина нашей отсталости — это оторванность мусульман от практики. Истинная ценность науки и религии заключается в практической пользе и обществен­ном интересе. Сила ислама растет, когда продолжаются реформа и деятельность. Освобождение мира ислама из пут экономической и интел­лектуальной неволи целиком в его руках, и оно возможно только его собственными силами. Однако Муса Бигиев критически относился к слепому подражательству Западу, которое выдавалось как единственное средство спасения. Он считал, что кризис мусульманского мира не вне человека, а в нем самом. Отсутствие внутренней собранности и внешней пассивности привели к проникновению европейских ценностей через образованных миссионеров и востоковедов Запада.

Великий та­тарский мысли­тель первой половины XX века Габдрашит Ибрагимов, осуждая колониальное правление великих держав в Азии, не боится также критиковать слабость и противоречия, ко­торые преобладали в мусульманском мире. Ибрагимов считает, что Япония и японская духовная культура, а не западноевропейская способствовали формированию нового образа в современной Турции. Согласно ему «японское достоинство» полностью соответствует исламскому учению, следовательно, япон­цы могли бы быть самыми совершенными мусульманами в мире.

Ученый выдвигает три основных принципа активного развития японского общества, чего не наблюдалось практиче­ски на мусульманском Востоке. Во-первых, причиной быстрого прогресса японцев было интенсивное принятие западной науки и техники, при том что они сохраняли свои духовные ценности — другими словами, не теряли свою собственную традицию и индивидуальность. Он глубоко переживает, что подобной тенденции с одной стороны трасформации и с другой идентификации не наблюдается в исламской традиции Ос­манской империи.

Он считает, что мусульманское сооб­щество непоправимо попало под сильное влияние Запада. Во-вторых, он критиковал слепую вестернизацию, подчеркивая при этом действия христианских миссионеров в Японии. Он обращал особое внимание на политические мотивы великих держав за спиной миссионерских деятелей, включая православных. В-третьих, он подчеркивал геополитическую важность мусульманского мира, простирающегося от Северной Африки до Восточной и Юго-Восточной Азии, особенно в его беседах с государственными деятелями.

Крымско-та­тарский просве­титель Исмаил Гаспринский считает, что имен­но «благоустро­енность» человека и нации в целом — есть Богом вложен­ный в основу человеческой жизни не­изменный закон. По мнению просветителя, народы отличаются своей способностью и умением устроить и обставить свою жизнь, прежде всего, так отличаются народы друг от друга в своих положениях на поприще жизни, и от степени этих качеств народа зависит его благоустроенное, независимое положение в жизни или бедное и жалкое существование. Одно желание жить без умения обставить себя ничего не даст, считает мыслитель. «Благоустроенность» — это завещание пророка ﷺ, который оставил своим после­дователям наказ о заботе обстановки своей жизни. Культурные народы оставили схоластические пережитки и абсурдные понятия о мироздании, встали на путь трезвого взгляда на жизнь, в историческом течении их жизни произошел резкий переворот. Духов­ный подъем и возрожденное самосознание привели к постановке правильного распреде­ления энергии. Начинают развиваться наука и искусство, которые применяются на практи­ке, и продвигается стремительно вперед, не останавливаясь, обогащая народ. Сложный, но естественный механизм прогресса принима­ет, главным образом, материальный характер.

Весь запас умственных и физических сил, по мнению Гаспринского, был направлен к утилизации сил и естественных богатств природы, результатом чего, прежде всего, появилось замечательное развитие завод­ско-фабричной промышленности и торговли и житейско-прикладных искусств. Проявле­ние производственной силы человека стало господствующим началом, дающим тон и направление всему строю современной жизни. И вот мы видим — культурные госу­дарства в своих стремлениях расширения и округления своих границ, приобретения земель, в своих поисках за покупателями и борьбе между собой из-за внешних рынков для сбыта своих производств действуют под напором со страшной стремительностью развивающейся этой культурно-производительной силы тех государств.

Знания и умения — основные силы бла­гоустроенности и процветания нации. Кусок земли, ничего не стоящий в руках незнаю­щего, стоит очень много в руках знающего. Земля, не дающая неумелому человеку, дает очень много умелому. Свет держится знанием. Жить — это значит уметь. А уметь жить — это правильно расставлять и предоставлять выс­шие божественные идеалы общественности. Так Исмаил Гаспринский умело и осторожно, по житейски грамотно в течение долгих лет предоставлял широким массам правила мысли и бытия со страниц неумолкаемой газеты «Тарджиман» («Переводчик»).

Таким образом, обобщая выше­сказанное, можно подчеркнуть, что татарская интеллигенция начала XX века выделяла основные признаки процветания нации, без которых не может быть перспектив взаимообмена на межкультурном и межцивилизаци­онном уровнях. Крепкое историческое родство, вероучение, национальный язык, обычаи и традиции народа — есть фундаментальные отличитель­ные и самоопределяющие нацию при­знаки, которые необходимо сохранять и развивать в ключе исключительно имперской поддержки, считали та­тарские ученые прошлого. Государ­ство может развиваться только в том случае, если его законы гармонируют с законами природы, миропорядка и человеческой сущности, что пред­ставляет собой основу процветания общества в рамках гармонии законов общечеловеческого единения.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here