Путь к человечности

От предыстории зачатия до самовоспитания в зрелом возрасте

«Однажды к Мухаммаду пришёл один бедуин, чтобы поподробнее узнать об исламе. В это время пророк ласкал своих внуков. Человек с удивлением заметил: «господин! Вы целуете своих де­тей? А мы никогда не относимся так к своим детям». Посланник, опечалившись из-за бессердеч­ности и небрежного отношения бедуина к детям — благам все­вышнего, ответил: «что я смогу сделать, если Аллах лишил твоё сердце милосердия?!»

(Аль-Бухари, «Адаб», 22)

363

Эмоции и развитие

Маленькое существо создано самой природой именно таким, чтобы взрослые испытывали, глядя на него, умиление, же­лание наряжать и баловать. Это имеет свой биологический смысл, позволяя ребенку нахо­диться в атмосфере любви. Но родительский инстинкт (да еще в условиях коммерциализа­ции) часто вырождается в смесь тщеславия и опасений, вследствие чего взрослые попа­дают в ловушку, уделяя различным внешним «аксессуарам» больше внимания, чем самому ребенку и его развитию. И прежде всего — эмоциональной составляющей.

В природе выживание особей опреде­лённого вида обусловлено, прежде всего, положительными эмоциями, которые жи­вотные испытывают, выполняя полезные в эволюционном смысле программы. Напри­мер, если самец добывает пищу для своего потомства с удовольствием, то пищи он приносит больше, а значит, его детеныши будут здоровее, повысятся их шансы на вы­живание (в сравнении с теми, чьи отцы это делали неохотно) — и именно это свойство закрепляется естественным отбором. И обучаются детеныши быстрее именно тому, что их родители делают с удовольствием — в этом тоже есть логика эволюции.

Также и у человека: всё, что вызывает положительные эмоции у матери, отца, ближайшего окружения ребёнка, становится ему интересно и доступно для освоения. Малыш обязательно бросит свою пластмассовую ло­патку, которая у взрослых не вызывает инте­реса, а схватится за «серьезную» взрослую тяпку, шуруповерт, поварешку — именно за то, что папе и маме нужно и важно.

К сожалению, на занятиях по модному сегодня «раннему развитию» этот природный механизм игнорируется: из процесса выклю­чаются родители, их эмоции «здесь и сейчас». Взрослые заплатили деньги — и хотят полу­чить готовый результат. Таково искушение рынка. Но действительно ли ребенку нужно то, что не подкреплено интересом его родителей? Как он будет это применять в семье, в жизни? Едва научившегося ходить, его пытаются научить читать или считать. Дело не в том, что это рано или вредно, а в том, чтобы эти навыки не стали «пластмассовой лопаткой», которая якобы должна занимать ребенка, пока родители заняты настоящим делом. Приро­да раннего детства такова, что именно дела родителей привлекают маленького человека. И ему неважно, что осваивать — управление компьютером или молотком — лишь бы это было то, интересно его родителям. Ребенку нужно не получение абстрактной информа­ции, а исследование окружающего мира и себя в эмоционально комфортной среде, в атмосфере любви и сочувствия.

Поэтому действительно развивающие методики, в отличие от чисто коммерческих, ориентированы не только на то, чтобы вы­работать у ребёнка определённый навык, но вовлекают и родителей в совместное движение, помогают им освободиться от своих устаревших установок и начать на новом уровне общаться с малышом.

«Пусть ваш ребенок свободно играет, пока ему не исполнится три года. Затем первые семь лет тщательно присматривайте за ним, а в течение следующих семи лет будьте ему другом. Так вы преуспеете. Если же вы поступите иначе, то он не вырастет хоро­шим человеком».

Имам Садык (АC)

Игра

Наиболее эффективно опираться на положительные эмоции взрослых для своего развития ребёнку позволяет игра, в которую вместе с ним искренне вовлечены окружающие. В игре проще достичь взаи­мопонимания с ребёнком, почувствовать особенности его индивидуальной природы, которые и станут основной движущей си­лой его развития. При этом важно, чтобы «взрослые» представления о том, каким «должен быть мой ребёнок », не противо­речили его природным задаткам.

Игра — от совсем младенческих песту­шек и потешек до лапты, чижика и вполне уже молодежных игр на вечерках — всегда была основой народного воспитания. Но многие его традиции сегодня утрачены, семья не обеспечивает передачу этого культурного достояния. Поэтому молодым родителям важно обновить свое знание традиционных игр — например, на групповых занятиях — на которых они получат возмож­ность понаблюдать за другими детьми и их родителями, совместно найти формы того, как традицию вписать в современный мир.

Народная педагогика давала свои результаты и была целостной, но условия изменились. Изменились люди. Возросла скорость смены технологических укладов. Поэтому в чистом виде народная традиция не решает сегодняшние задачи. На традиционной базе каждому родителю и педагогу необходимо создать свою уникальную ме­тодику — отражающую личность самого педагога и ориентированную на конкретного ребенка или детский коллектив.

Настоящее развитие — это не набор эффектных трюков вроде того, когда ребе­нок в три года считает до тысячи перед тол­пой поклонников. Даже и не трудно ребенка этому обучить, но важно, как ребенок будет применять полученные знания. Если единственное их применение — вызвать апло­дисменты и получить конфетку — таково и будет отношение ребенка к учению. А есть вещи более важные и более практичные, хотя с первого взгляда не бросающиеся в глаза. И именно этому учит игра — умению общаться, сотрудничать, разрешать проти­воречия, самоорганизовываться.

Один раз увидеть

Хотя первые фрагменты картины мира закладываются через звук еще в утробе матери, но все же люди большую часть ин­формации получают через зрение. Поэтому то, что видит ребенок — очень важно. В мла­денчестве он накладывает на созданные уже звуковые портреты родителей их облик, чем формирует стандарты внешности свое­го вида, своего рода, стандарты красоты. Он дополняет химические и звуковые образы эмоций, которые испытывал с мамой во вре­мя беременности, зримыми выражениями радости, страха, обиды, веселья, любви.

Немаловажно, как выглядят родители, каково их выражение лица. Если папа ходит дома в исподнем — такая же норма жизни запечатлеется и у ребенка. Если мама всегда элегантна, как Мэри Поппинс — у него отло­жится такой эталон женской красоты, а если раздражительна, как мисс Эндрю — другой.

То же можно сказать и про окружающую ребенка среду — кроватку/колыбельку, комна­ту, дом, двор, улицу, природу. Ребенок ничего не пропускает и ничего не забывает, все ло­жится в копилку его представлений о мире, о человеке и о себе. Если ребенок вырос в бедности — роскошь вызывает у него либо отторжение, либо вожделение — но вовсе не те эмоции, что вызывает у ребенка из состоятельной семьи — для него это просто норма. Этот ребенок не готов есть из пласт­массовой тарелки, ему нужна фарфоровая. Для него естественно присутствие прислуги, командный голос вырабатывается с детства, закладывается определенное отношение к окружающим и ощущение места в иерархии.

Святитель Игнатий Брянчанинов, обра­щаясь к матери маленькой девочки, сказал: «Знай, что паче всех твоих наставлений словами жизнь твоя будет самым сильным наставлением для дочери».

В начале было слово

Развитие телесной координации, распознавание изображений и эмоций свойственны нам как биологическим су­ществам, но человеческим существом ре­бенка делает освоение речи — понимание языка окружающих и умение выразить свои мысли. Так начинается формирова­ние второй сигнальной системы — по сути виртуальной реальности нашего разума. Если животные живут непосредственной реакцией на окружающий мир, то человек обладает памятью — он может вспоминать какие-то ситуации и заново переживать их со всеми эмоциями. Из памяти возникает воображение — а как эта ситуация могла бы сложиться по-другому? А тут уже недалеко и до планирования. И именно это свойство делает человека самым могущественным видом на планете. Даже гору он может сровнять с землёй планомерным трудом поколений — знаменитой Магнитной горы возле Магнитогорска уже нет.

Освоение речи имеет биологические предпосылки в виде строения мозга и ре­чевого аппарата, но все же это в основном процесс, запрограммированный культурой. Детские пестушки, потешки, сороки-воро­ны — только кажутся чем-то простым и не­серьезным, но на самом деле — это коды программирования интеллекта человека. И от того, насколько эти коды успешно освое­ны и применяются старшими поколениями, зависит развитие ребенка. В общем-то от этого зависит и конкурентоспособность людей, родов, народов.

Для ребёнка крайне важно качество речевой среды, в которой он воспитывается. Появление в семье малыша может стать для взрослых поводом очистить свою речь, наблюдая за тем, что и как говорится, за интонациями. И вдруг станет ясно, что очень многое — «не для детских ушей», а значит — должно быть оставлено без всякой жалости. Рядом с ребёнком стыдно произносить бранное, грубое, да и просто пустое или не­красивое слово. Наоборот, можно обновить своё восприятие жизни, начать говорить более образно, искренне удивляясь самым простым вещам. На самом деле, появле­ние ребёнка — это всегда шанс обновления для взрослых, и им нужно непременно вос­пользоваться. У молодой мамы, например, могут проявиться хранящиеся до поры до времени способности самой придумывать колыбельные, сказки. Развивать речь ре­бёнка, отводя на это специальное время — утомительно и малоэффективно. Лучше самим научиться в повседневности гово­рить красиво и образно, и это станет для ребёнка естественной нормой. И, поверьте, это нетрудно, если в сердце живёт любовь.

Особенно важно отметить, что совре­менные методики раннего развития и овла­дения чтением будут особенно эффективны именно в благоприятной речевой среде, созданной в семье.

Следующая статья цикла из серии будет по­священа задачам, стоящим перед совре­менным образованием в контексте развития и становления человека, в частности — по­иску разумного соотношения раскрытия природной индивидуальности ребёнка и освоения стандартов, необходимых для устойчивости общества.