Ислам и современные медиа

В поисках пространства объективности

Какую роль играют средства массовой информации в изменении системы ценностных координат? Ответ на этот вопрос ищет директор Центра исламоведческих исследований АН РТ Ринат Патеев. Эксперт рассуждает, возможно ли уйти от исламофобских настроений в медиа, и какую позицию должны занять конфессиональные СМИ.

247

Как правило, любая тема, которая напрямую не связана с религией, но касается мусульман, почти всегда вызывает не только резонанс, но и прямую ассоциацию
с исламом. Причем это происходит как у обычного зрителя/читателя, представляющего исламское сообщество, так и у обывателя-немусульманина. Данный резонанс, как правило, достаточно разнополярен в крайности взглядов: это либо негативные оценки в отношении мусульман/ислама, либо убежденность в наличии некоего всеобщего злого умысла против ислама и самих мусульман.

Сужающееся пространство объективности

Почти любое публичное рассуждение об исламе всегда вызывает ажиотаж и резонанс. Признаюсь, я и сам стараюсь не затрагивать тему ислама, к примеру, на личных страницах в интернет-сети. Даже при максимальной осторожности эксперт очень часто просто обречен в том, что он будет обвинен в необъективности: будет либо зачислен в стан исламофобов, либо станет чуть ли не пособником радикалов и т.д. Конечно, быть до конца объективным сложно и отчасти может даже невозможно. Поэтому основной мой тезис и заключается в том, что сегодня в значительной степени пространство для объективности остается узким и ситуацию надо менять.

В чем причина подобного сужения пространства объективности? Естественно, что даже классическая журналистика, предметно освещающая общественно-политические темы, всегда проблемно ориентирована. Современные медиапроцессы так же не лишены того, что сегодня называют «хайпануть».

Кроме того, в сужении пространства объективности есть еще и другой аспект. Взвешенная, осторожная и умеренная оценка часто не востребована не только представителями медиа, но и потребителем информации. И сам эксперт/представитель научного сообщества зачастую попадает в определенную ловушку. К примеру, оценивая те или иные процессы в мусульманских сообществах с умеренной, взвешенной и относительно объективной позиции, сам эксперт будет не интересен ни представителю медиа, ни в конечном итоге потребителю информации. Он обречен остаться скучным и невостребованным. Однако если дать прогноз, что скоро с неизбежностью нас накроют орды мигрантов-мусульман и всех заставят принять ислам, а мужчинам сделают обрезание, то пребывание в «топе новостей» обеспечено. Можно пойти и другим путем, интерпретировать любые процессы вокруг мусульманских сообществ как всеобщий заговор исламофобов/спецслужб/ авторитарной власти с целью истребить всех истинно верующих. Тогда вероятность «успеха» тоже будет весьма велика. Конечно, в данном случае, я даю несколько крайние интерпретации, но в целом многие медийные процессы, связанные с исламом и мусульманскими сообществами, вполне вмещаются в подобные рамки.

«…Через религиозную призму?»

Как же выйти из подобной ситуации? Много раз говорилось о необходимости отказаться от понятий «исламский терроризм, экстремизм» и т.д. Сейчас ситуация, как мне кажется, несколько улучшается. Все чаще подобные явления описываются с приставкой «псевдо-», подчеркивая лож- ность связей между радикальными проявлениями и исламом. Сами представители мусульманских сообществ чаще описывают сложные процессы, отказываясь от неких экстернальных/внешних объяснительных схем, когда многие проявления радикализма интерпретируются как некий внешний заговор «темных сил» против ислама.

Решить общественно-политические проблемы мусульманских сообществ исключительно через религиозную (исламскую) призму очень сложно, а может, даже невозможно. Это всегда будет заканчиваться дискуссией о том, кто самый «правильный» мусульманин и что такое «истинный ислам». Найти окончательные ответы на эти вопросы сегодня вряд ли возможно, поскольку сам исламский мир очень разнообразен. Более того, он становиться неотъемлемой частью нового глобального общества, находясь в острой фазе внутренней конфликтности. Собственно говоря, исламский мир переживает очень сложные процессы социокультурных и политических трансформаций, интегрируясь в современный глобальный мир.

К сожалению, радикальные реакции на эти процессы становятся не только крайне экстремальными, но и отчасти неизбежными. Более того, они происходят на фоне сложной внутренней конфликтности между странами мусульманского мира. Подобные процессы переживали и западные сообщества. В этом отношении между кострами инквизиции и сожжением невинных людей сторонниками ИГИЛ (запрещена в России), по сути, разница незначительная.

Когда говорят о глобальной информатизации, как правило, всегда делают акцент исключительно на широкие коммуникативные возможности распространения радикальных религиозных взглядов и идей. При этом несколько отвлекаются от более сущностного аспекта. Конечно, мысль может показаться крамольной, но нужно признать, что процессы информационной и идеологической плюрализации, которые по своей сути явления положительные, несут с собой и побочные эффекты. Современное информационное пространство наполнено огромным количеством совершенно разных идей, концепций, взглядов и т.д. Порой эти взгляды весьма экстравагантны, эксцентричны и порождают огромное количество моральных, этических и целый ряд других вопросов.

Естественно, что интегрируясь в глобальный информационный мир, мусульманские сообщества сталкиваются со всем этим плюрализмом идей, что вызывает не только непонимание, но и различные крайние реакции радикального характера. Современное информационное общество глобального типа часто вызывает естественный шок, непонимание и растерянность у многих сообществ с традиционным укладом жизни, где религиозное сознание имеет важное значение. В этом отношении радикальные концепции, которые получают распространение в исламском сообществе, это некая попытка упрощенно, иногда даже примитивно, не только объяснить все происходящее, но и предложить некую «протестную альтернативу» сложившейся ситуации идейной дезориентации.

Насилие как субкультура

Сегодня подобная протестность наблюдается не только в мусульманских сообществах, но и вообще широко востребована. При этом радикальная протестность становится модным явлением и уже является частью массовой субкультуры. Сегодня проявления насилия и смерти оформляется даже в некие эстетические и художественные формы с целью привлечь к себе потребителя информации. В этом отношении даже то, что происходит вокруг ИГИЛ и подобных террористических группировок, — это не просто проявления радикализма у отдельных представителей мусульманских сообществ. Если говорить о форме и содержании пропаганды, в частности видеоконтенте с большим количеством насилия, то это уже некая часть современной массовой субкультуры.

Примечательно, что к подобной радикальной субкультуре приобщаются не только мусульмане, но и представители западного мира. Казалось бы, они живут во вполне благополучном материальном мире и особых проблем не испытывают: но, оказывается, им хочется приключений и зрелищ, а сыто и богато жить становится просто скучным. Таким образом, сам по себе псевдоисламский радикализм — это уже не некое локальное явление, связанное с представителями мусульманского сообщества, но и часть новой глобальной субкультуры насилия, которая распространяется не только благодаря новым технологиям, но и, по сути, западной массовой культуре.

«Исламский дискурс необходимо деполитизировать»

В конечном итоге, хотелось бы все же сделать несколько выводов. Во-первых, безусловно, нужно уйти от исламофобских настроений, все еще популярных в медийном пространстве. Однако и представителям «конфессиональных медиа», представляющих позицию исламских сообществ, не стоит замыкаться во внешних/экстернальных объяснительных моделях, когда все интерпретируется «антиисламским заговором».

Во-вторых, нужна общая деполитизация исламского дискурса, его концентрация на социальных, этических, культурных, экономических и других проблемах современного глобального мира, неотъемлемой частью которого являются мусульманские сообщества. В этом отношении нужно понимать, что решить политические проблемы в контексте религии будет просто невозможно. Более того, плюралистичность мусульманских сообществ в этом отношении будет с неизбежностью приводить к осложнению и так непростых внутренних отношений между странами исламского мира.